Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Иван Перестиани
Подробнее
Биография
Дата рождения13 апреля 1870
Место рожденияТаганрог
Дата смерти14 мая 1959
Место смертиМосква
ПрофессияАктер, Режиссер, Сценарист

 

Главное

Родился 13 апреля 1870 г. в Таганроге. Отец — коллежский асессор Николай Перестиани, ветеран Крымской войны — служил на таможне и в таганрогском отделении госбанка. Мать — актриса Анна Солодухина (по сцене Александрова). Звучная фамилия отца, напоминающая грузинскую, на самом деле принадлежала предку — итальянцу, осевшему в России в 1789 г. Сильнейшим впечатлением детства Ивана стала опера «Волшебный стрелок» Вебера, на которой он побывал в девятилетнем возрасте, и которая пробудила в нем мечту о «другой» жизни.

По свидетельству самого И.Н. Перестиани, с четырнадцатилетнего возраста подростку «пришлось узнать вкус своего хлеба»[1]. Окончив гимназию, он поступил в Горное училище, но уже в шестнадцать лет стал актером Таганрогского драматического театра. Юный актер выбрал загадочный, как ему казалось, псевдоним — Иван Неведомов.

Сценическое имя, кроме того, отражало стремление своего обладателя ко всему «неведомому», новому, неиспытанному. Полный желания увидеть мир, Перестиани, поработав недолго в родном городе, отправляется странствовать по России. Ему хотелось найти «свою», идеальную театральную сцену. В поисках прошло тридцать лет. Но если идеальная сцена, возможно, и не нашлась, то эти годы не прошли даром: он получил большой театральный опыт — актерский и режиссерский. «Иван Неведомов» побывал во всех театральных городах юга России, пятнадцать лет провел на Дальнем Востоке, работал в Грузии и на Северном Кавказе, в Петербурге, совершил несколько поездок за границу для знакомства с новыми направлениями в искусстве. «Бродяжничество у меня в крови. Мне было вначале, когда война закрыла наши границы, невыносимо тяжело. Особенно весной, когда меня тянуло вдаль... В былое время, кончая сезон, имея несколько сторублевых в кармане, я без раздумья уезжал за границу»[2], - писал Перестиани.

К 1916 г. Перестиани оказался в Москве. Его режиссерская работа в театре «Аквариум» привлекла внимание К.С. Станиславского, который пригласил Перестиани во МХАТ. Сорокапятилетний режиссер с благодарностью отказался: к этому времени он был уже страстно увлечен кино. Случайное посещение кинофабрики Ханжонкова весной 1916 г. произвело на него огромное впечатление. А режиссеры Е. Бауэр и А. Ханжонкова сразу же обратили внимание на нового знакомого, увидев в нем будущего киноактера. Заняться в сорок пять лет абсолютно новым делом — риск, для которого нужна смелость, но именно это и было абсолютно «в духе» Перестиани. 16 февраля 1916 г. он впервые — и успешно — прошел кинопробы у Е. Бауэра.

Режиссеры охотно приглашали его сниматься: только за один 1916 г. Перестиани сыграл в тринадцати картинах. Больше всего он работал у Е. Бауэра (среди фильмов — «Ямщик, не гони лошадей», «О, если бы я мог выразить в звуках», «Человеческие бездны», «Сказка синего моря», «Умирающий лебедь», «Три жизни», «Возмездие», «Смерч любовный» и другие). «Ямщик...» (1916) «имел совершенно исключительный успех у зрителей, вызвал несколько повторений, а самого Перестиани сразу же выдвинул в число наиболее знаменитых и всеми признанных актеров кино»[3]. В фильме «Жизнь за жизнь» Перестиани снялся вместе с Верой Холодной. Годы спустя он вспоминал, как поразила его атмосфера работы в кино. «Меня ошеломило отношение актеров... ‹…›  дружелюбие в производстве было таким светлым и чарующим, что я буквально не верил глазам и ушам. В кино моего времени атмосфера была иной, чем в театре. Кристально чистой...»[4].

Одновременно со съемками в кино он начал работать в качестве сценариста и режиссера-постановщика. «Перестиани был режиссером очень строгого вкуса. Он никогда не гнался за дешевым успехом. Большая театральная культура и хорошее знание возможностей „светописи“, почерпнутые им у Бауэра, отличали уже первые его самостоятельные постановки»[5].

Захваченный революционным настроем 1917 года, Перестиани написал сценарий для фильма Е. Бауэра «Революционер», имевшего большой успех. Однако происходившее в стране постепенно сводило на нет надежды на прекрасное будущее, порождало разочарование. К тому же кинопроизводство неизбежно сворачивалось. Но даже тогда режиссер отказался от заманчивого предложения, связанного с отъездом из России. «Тягостно, страшно... И тем не менее я не задумываясь наотрез отказался от предложения ‹…›  встретиться ‹…›  с атташе прибывшего в Москву первого германского посла Мирбаха по поводу приглашения на работу в концерн „Эфа“... Не стал я говорить и с представителем Шведского акционерного общества кинопромышленности, питавшего большую симпатию к исполнителям фирмы „Ханжонков и Ко“»[6].

Перестиани сделал несколько агитационных лент (среди них — «Отец и сын» о призыве в Красную Армию), поработал в Госкиношколе под руководством В. Гардина, но все изменило приглашение в Тифлис. Перестиани согласился, тем более что снимать художественные фильмы в Москве было уже немыслимо: вся пленка шла на кинохронику.

В 1921 г. Перестиани, переехав в Грузию, вместе с режиссером А. Никедзе снял историческую ленту «Арсен Джорджиашвили» («Убийство генерала Грязнова») по собственному сценарию (совместно с Ш. Дадиани). Кроме того, что это был, по сути, первый в истории грузинский фильм с грузинскими актерами, «„Арсен Джорджиашвили“ был первым историко-революционным фильмом, в котором впервые зритель увидел на экране революцию крупным планом, а не за кадром ‹…› . Главным героем фильма выступал революционер, к тому же историческая личность»[7]. То была первая серьезная попытка грузинского кинематографа осмыслить тему революции, хорошо воспринятая зрителями и критикой. «Сурамская крепость», снятая в 1922 г., тоже имела успех.

Но настоящим прорывом для режиссера оказалась первая советская приключенческая лента «Красные дьяволята» по книге П. Бляхина. История троих подростков — Миши, его сестры Дуняши и их темнокожего друга Тома Джексона, бесстрашно сражавшихся с бандой Махно, стала культовой для нескольких поколений кинозрителей. Ни один отечественный фильм не имел до тех пор такого всенародного признания. «Седой Перестиани оказался сверстником и соперником наших молодых левых кино-мастеров, и их единомышленником. Он понял и доказал, что идеологическое обновление кино (новый героическо-приключенческий репертуар) не мыслимо в старых формах»[8], - писала критика. «Красные дьяволята» олицетворяли для зрителей тех лет самое привлекательное, что было в революционной мифологии — порыв к свободе, к окончательной «победе добра над злом», о чем так тоскует человеческое сердце. И зрители безоговорочно поверили авторам фильма. Кроме того, фильм стал ответом на давно уже сформировавшуюся потребность публики в отечественном кинобоевике. «Режиссура словно приглашала на роль „дьяволят“ будущих зрителей. Перестиани, ценивший импровизационную неподготовленность исполнителей, подавая молодых артистов как „добровольцев из публики“. Они формировали авангард, предназначенный стать гордостью и упоением зала, его передовым отрядом, прорвавшимся на экран»[9].

После окончания «Красных дьяволят» Перестиани приступил к съемкам сразу двух фильмов: «Три жизни» и «Дело Тариэла Мклавадзе» с известной грузинской актрисой Нато Вачнадзе. Достоверность картин, снятые на грузинском материале, по свидетельству актрисы, была обусловлена глубоким интересом режиссера к подлинному грузинскому быту. «Я считаю „Три жизни“ лучшей своей картиной»[10], - писал режиссер. Действительно, «Три жизни» получился фильмом о времени, где при этом режиссер совершенно свободно говорит о личной, собственной, сокровенной жизни человека. Критики, несмотря на отсутствие в картине «политической» окраски, отмечали ее важное значение для развития советского реалистического кино.

В дальнейшем Перестиани одним из первых в советском кинематографе попытался снять сиквел полюбившейся зрителям истории. В 1926 г. выходят фильмы «Савур-могила», «Преступление княжны Ширванской», «Наказание княжны Ширванской» и «Илан-Дилли» — продолжение «Красных дьяволят». По неизвестной причине Перестиани отказался от написанного Бляхиным продолжения, где юные герои попадают в белый Крым с разведывательной миссией (эта фабула перешла к «наследникам» «Дьяволят» — «Неуловимым»). И если «Савур-могилу» еще ожидал некий полууспех, то дальнейшие приключения «дьяволят», абсолютно оторванные от реальности, признания зрителей не получили.

В 1929 г. Перестиани был приглашен на Одесскую киностудию ВУФКУ. Он ставит бытовую драму «Сплетня» (1928) и в 1929 г. переходит на студию «Арменкино», где снимает несколько фильмов. Однако с начала тридцатых годов он постепенно отходит от кино, объясняя это тем, что с приходом звука и «театральности» оно лишается своеобразия. Вероятно, он чувствовал и то, что эпоха великих экспериментов в советском кинематографе подошла к концу. «Я постепенно стал отходить от специальности, продолжая в заботе о хлебе насущном быть то консультантом, то актером, то мастером диалогов, то сценаристом. Причем все это в тяжелом и угнетенном положении. Эта часть моей жизни кошмарна. Я всячески боролся против апатии, и шел на все ради куска хлеба и ради избавления от гнетущих мыслей»[11], - признавался режиссер. С 1932 года Перестиани — актёр и преподаватель Тбилисского театрального института и Школы киноактёра при Тбилисской киностудии, консультант сценарного отдела. С начала тридцатых по конец сороковых он снимался в фильмах своих учеников на Ереванской и Тбилисской киностудиях.

В 1949 г. И.Н. Перестиани был удостоен звания народного артиста Грузинской ССР.

«На душе царит примирение... Да... были... творили... и уходим навсегда... Горькой была моя юность, но старость окрашена теплой заботой и любовью. ‹…›  ...жизнь прожита безупречно честно. Пусть подтвердят это те, кому я вполне бескорыстно помог и словом, и делом, облегчая их путь на благо моего искусства... Это судьба... Кто смеет на нее роптать?»

Иван Николаевич Перестиани умер 14 мая 1959 г. в Москве.

В 1962 г. в издательстве «Искусство» вышла книга его мемуаров.

Анна Смертина

Примечания

  1. ^ Чахирьян Г. Семьдесят лет жизни в искусстве // Искусство кино. 1956. № 8. 
  2. ^ Перестиани И.Н. 75 лет жизни в искусстве. М.: Искусство. 1962.
  3. ^ Соболев Р. Люди и фильмы русского дореволюционного кино. М.: Искусство. 1961.
  4. ^ Яковлева Н. Пионер революционной романтики // Лавры кино. 2015. № 23.
  5. ^ Бек-Назаров А. Записки актера и режиссера. М.: Искусство. 1965.
  6. ^ Яковлева Н. Пионер революционной романтики // Лавры кино. 2015. № 23.
  7. ^ Амирэджиби Н. На заре грузинского кино. Тбилиси: Хеловнеба. 1978.
  8. ^ Стржигоцкий. Первая ласточка // Кино. М. 1923. № 5/9.
  9. ^ Максимов А. Неуловимые дьяволята // Киноведческие записки. 1994. № 21.
  10. ^ Перестиани И.Н. 75 лет жизни в искусстве. М.: Искусство. 1962. 
  11. ^ Там же.
1
Фильмы
2
Тексты
Поделиться
Тексты
Все тексты
Портрет
Материалы к биографии
Киноведение
Сценарий
Публицистика
Общественная позиция
Метод
Письма
Критика
Мнения
Либретто
Фельетон
Замыслы

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera