Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Шаляпинская» Грузия
О фильме «Три жизни»

Новую картину я поставил по роману Георгия Церетели «Первый шаг». Сокращенный пересказ этой вещи на русском языке сделан Хохановым и находится в книге этого автора «Очерки по истории грузинской литературы», изданной еще до революции. Книга воссоздает облик той Грузии, которую я в своих мыслях называю «шаляпинской». ‹…›

В пересказе Хоханова передан с достаточной полнотой основной сюжет произведения, дававший возможность понять и обрисовать характеры. Кроме того, само имя героя Бахва Пулава (пули — деньги) как бы являлось ключом к раскрытию главного образа. Затем я ввел на ходу в картину несуществующий в романе образ еврея Мейера, имевшего большое значение для раскрытия идеи фильма и для его успеха. ‹…›

Мы выехали в Поти и очень быстро приступили к съемкам. Первая из них происходила на товарной станции железной дороги и изображала первые шаги Пулавы, продающего кукурузу в Румынию. Заняты в ней были я в роли капитана парохода, наш директор-распорядитель Гогитидзе в роли румынского купца и Геловани в роли Пахви. Сняв сценку у склада, мы перешли к товарным вагонам.

В какую-то свободную минуту мой администратор, впоследствии кинорежиссер, Шакро Беришвили отвел меня в сторонку

— Нельзя ли, Иван Николаевич, мне подработать в каком-нибудь- эпизоде?

Я посмотрел на него.

— Хотите сейчас? Тут можно подсунуть маклера. Этакого грузинского еврея.

— Шляпентоха?

— Вот-вот.

Когда Шакро через полчаса появился переодетым и подгримированным на скорую руку, я помню, что его облик мне очень понравился.

Эту съемку мы закончили в ближайшие четверть часа, а затем потянулись рабочие дни. Как-то накануне съемки очередного объекта, палубы парохода, я, беседуя утром с Шакро по делам административным, вспомнил его роль и, к его удовольствию, предложил:

— Если хотите, оденьтесь и вы.

Вот так в картине появилась органически вошедшая в нее, талантливо сыгранная роль еврея Мейера, на которого в романе нет даже намека.

Вот что значит для режиссера актер. Я бы не взялся ни на каких: основаниях доказывать закономерность моего поступка ни по отношению к автору, ни по линии творческой. Но необычность этого случая и результат его таковы, что стоит как мне кажется, рассказать о нем.

Оплатили мы роль «как непредвиденные расходы». ‹…›

Успех «Трех жизней» вообще был чрезвычайно велик, но что было воистину изумительно: не было ни одного зрителя из числа многих встречавшихся мне, ни одного, который не отметил бы Беришвили — Мейера. А между тем он выступал с небольшой ролью среди таких сильных исполнителей, как Ната Вачнадзе, Михаил Геловани и Дмитрий Кипиани, успех которых был очень велик.

Честь «открытия» Кипиани также принадлежит моей жене Люси Андреевне и также произошла в цирке. Я очень долго отыскивал подходящего актера для этой роли. И вот как-то в антракте Люси Андреевна, с которой мы были в цирке, вышла в буфет курить. Вернувшись, она мне сказала:

— Я нашла тебе Царбу. Такого, о котором ты говорил.

— Кто? Где?

— Сейчас покажу.

И вот среди идущей после звонка на места публики она указала мне Кипиани. Я ахнул. Одетый в черкеску с кинжалом, с папахой на голове, статный, красивый, — это был точно тот Царба, каким я себе представлял героя «Трех жизней».

Интересно, что в буфете Кипиани, обратив внимание на Люси Андреевну, повел себя точно по линии Царбы, что и дало ей повод указать мне на него. Образ своего прототипа Кипиани создал бездумно. В этом отношении он ни секунды не был актером. Все его поступки на экране были самой жизнью.

Перестиани И. 75 лет жизни в искусстве. М.: Искусство. 1962.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera