Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Таймлайн
19122018
0 материалов
Иосиф Хейфиц
Подробнее
Биография
Дата рождения17 декабря 1905
Место рожденияМинск
Дата смерти24 апреля 1995
Место смертиСанкт-Петербург
ПрофессияРежиссер

Иосиф Ефимович Хейфиц родился 4 (17) декабря 1905 года в Минске, в семье фармацевта, детство провел в маленьком белорусском местечке. Позднее семья переехала в провинциальный Кременчуг (Украина). В 1919 году Хейфиц лишился отца и начал работать — курьером, учетчиком на лесопильном заводе, помощником коменданта в местном ревтрибунале.

Для подростка с гуманитарными наклонностями в глубокой провинции «окном в культуру» стал кинематограф. Перебравшись в Ленинград в первой половине 1920-х годов, Хейфиц писал рецензии в журнале «Рабочий и театр», в 1924 году поступил в Ленинградский институт экранных искусств, где познакомился с Александром Зархи. Институт расформировали, но группа молодых энтузиастов продолжила заниматься кино: участвовала в массовках, а затем (1927) организовала киномастерскую рабочей молодежи при Ленинградском Пролеткульте. Через год Пролеткульт рекомендовал участников киномастерской руководству студии «Совкино» (будущий «Ленфильм»). Хейфиц был принят на должность «практиканта помощника режиссера».

В 1928 году соавторы по киномастерской смонтировали два короткометражных «киностихотворения»: «Песнь о металле» и «Война войне». Руководство студии выпустило их в широкий прокат. Весь этот опыт и был для режиссера кинематографической школой: «я рос и формировался как режиссер, когда учебников еще не было»[1].

Первые немые полнометражные фильмы Хейфица и Зархи «Ветер в лицо» (1930) и «Полдень» (1932) не сохранились. Обе работы были посвящены молодежи, пресса одобрила публицистический пафос первой картины и обвинила в схематизме и подражании Александру Довженко вторую.

В первой звуковой картине «Моя родина» (1933), посвященной конфликту 1929 года на КВЖД, режиссеры с легкостью преодолели «звуковой барьер», мучительный для мастеров, сложившихся в 1920-е годах. В кинематографических кругах фильм вызвал восторг. Но здесь режиссеров постигла первая в их творческой биографии катастрофа: фильм не понравился вождю. «Просмотрев этот фильм т. Сталин находит его ошибочным ‹…› В интерпретации фильма получается так, ‹…› будто бы в борьбе революции с контрреволюцией решает “мораль”, а не борьба и сила участвующих в ней классов»[2]. Режиссеров не отлучили от кинопроизводства, но закрытие «Моей родины» они пережили как травму.

Свой следующий фильм, «Горячие денечки» (1935), оба режиссера оценивали как работу заведомо вынужденную и вымученную. Между тем, это был классический образчик бесклассовой утопии, иными словами — мира, где торжествует любовь.

Далее художественный руководитель «Ленфильма» Адриан Пиотровский настоял на обращении режиссеров к историко-революционной теме. Так возник фильм, после которого Хейфиц и Зархи наконец обрели официальное признание, — «Депутат Балтики» (1937). Он стал первым фильмом из их революционной трилогии, которую продолжили «Член правительства» (1939) и «Его зовут Сухэ-Батор» (1942). Главной удачей трилогии стал выбор типа главных героев — фигур героических и монументальных. Но в каждом из них присутствует отчетливо выраженное эксцентрическое начало. В качестве исполнителей были выбраны актеры с опытом комедийных, острохарактерных работ: Николай Черкасов, Вера Марецкая, Лев Свердлин. Камерный характер фильмов контрастирует с общей тенденцией к монументализации в кинематографе 1930-х годов. «Депутат Балтики» был удостоен Сталинской премии в 1941 году. «Член правительства» вызвал критику А. Жданова, курировавшего кинематограф в конце 1930-х годов: он назвал героиню Марецкой «плаксой». «Его зовут Сухэ-Батор» из трех картин — наименее удачен: эпический размах не близок авторам. Работа над фильмом завершалась в Монголии, когда шла Великая Отечественная война. С отснятым материалом Зархи и Хейфиц вернулись уже в эвакуацию.

Все картины, созданные Хейфицем и Зархи в 1940-е годы, — свидетельство затяжного внутреннего кризиса: «Малахов курган» (1944), «Во имя жизни» (1947), «Драгоценные зерна» (1948). Окончательной катастрофой стал фильм о нефтяниках «Огни Баку» (1950). Предполагалась еще одна помпезно-лакировочная лента о советских тружениках, освященная присутствием вождя (в исполнении Михаила Геловани). Фильм провалился, к тому же прототип главного героя вскоре был репрессирован. «Огни Баку» кладут на полку, Зархи увольняют со студии по сокращению штатов, Хейфица оставляют, но поручают ему лишь документальные киноочерки и фильмы-спектакли.

Творческая история одного из самых успешных тандемов в советском кино закончилась. Кинематограф собственно Хейфица начинается с фильма «Большая семья» (1954) по роману В. Кочетова «Журбины». Уникальная способность Хейфица — остро чувствовать смену кинематографической эпохи и угадывать новую модель кино. У Евгения Шварца в «Телефонной книжке» есть злая реплика по этому поводу: «Режиссер Хейфиц ‹…›, начисто лишенный каких-либо пристрастий и убеждений, кроме привитых обстоятельствами. И при этом талантлив и что-то делает. Каким образом? А очень простым и страшным. Как солдат в атаке пробегает, когда ему оторвет голову, еще несколько шагов».

Пока большинство его ровесников оттаивали от сталинского периода, Хейфиц создал первый фильм «оттепели», причем на основе классического образца сталинского соцреализма. В принципиально «антиинтеллигентском» романе убежденного сталиниста он открывает героя, погруженного в мир своих чувств, с откровенно интеллигентной внешностью — Алексея Баталова.

Отныне тема Хейфица — частная жизнь частного человека. Здесь важна качественная литературная основа, поэтому режиссер работает с ведущими советскими прозаиками: Ю. Германом, Г. Баклановым, Б. Васильевым, обращается к русской классической прозе: Чехову, Тургеневу, Куприну.

Первый реализованный опыт сотрудничества с Юрием Германом — фильм «Дело Румянцева» (1955). Его фабула — история молодого шофера, оклеветанного и пытающегося восстановить справедливость. Сюжет — столкновение индивидуальности с миром формальных предписаний, одновременно картина стала одной из первых попыток осмысления сталинских репрессий. Следующей совместной работой стал «Дорогой мой человек» (1958) — о враче, беззаветно преданном своему делу, — своего рода реабилитация профессии, ставшей одиозной в эпоху «дела врачей». Еще на стадии сценария картина подверглась цензурным изъятиям. Несмотря на рыхлость композиции — следствие цензурного вмешательств — фильм завоевал популярность у массового зрителя. Героем третьей совместной работы с Германом — «День счастья» (1964) — снова стал врач. Здесь сюжет разворачивался исключительно в пространстве частной жизни и строился на любовном треугольнике. Критика отнеслась к фильму скептически.

На рубеже 1950–60-х годов Хейфиц создает фильм, принесший ему международное признание: «Дама с собачкой» (1960), снятая к 100-летию со дня рождения А. П. Чехова. Картину встретили без энтузиазма, хотя и отправили на Каннский кинофестиваль. Там картина Хейфица получила Приз с формулировкой «За гуманизм и исключительные художественные достоинства», снискала признание мирового киносообщества — от И. Бергмана до А. Вайды — и вернулась на родину с триумфом. «Дама с собачкой» стала главной картиной Хейфица: «Это был наш русский вариант “Мужчины и женщины” — нужды нет, что за сюжетом любви двух взрослых, интеллигентных людей приходилось ходить то за три моря, то за три эпохи»[3].

В 1960-е годы Хейфиц переживает ряд творческих неудач. Явным поражением становится фильм «В городе С.» (1966) по рассказу Чехова «Ионыч». Не слишком успешным оказывается и сотрудничество с писателем Г. Баклановым: молодежная драма «Горизонт» (1962) и двухсерийный кинороман «Салют, Мария» (1969).

На 1960-е годы приходятся и нереализованные проекты экранизаций прозы Шолом-Алейхема и Бабеля. «Тевье-молочник» по сценарию Леонида Трауберга был включен в план студии, но арабо-израильская война 1967 года сделали еврейскую тему непроходимой. В 1970-х годах Хейфиц с упорством, но, увы, без результата будет пробивать экранизацию «Одесских рассказов» (роль Бени Крика предназначалась Владимиру Высоцкому).

В 1970–80-е годы героем Хейфица становится аутсайдер. «Плохой хороший человек» (1972) — экранизация чеховской «Дуэли» — оказывается знаковой для своего времени. Лаевский в исполнении Олега Даля открывает ряд «лишних людей» кинодесятилетия: «герой фильма ‹…› остро схож с неприкаянным, поглядывающим в бутылочку интеллигентом семидесятых»[4].

При столкновении с изменчивым многообразием жизни его герои-мужчины терпят поражение. Теперь эту живую жизнь воплощают женщины: «Единственная» (1975) и «Впервые замужем» (1979) (обе — по рассказам П. Нилина), экранизация тургеневской «Аси» (1977) и «Шурочка» (1983) по «Поединку» Куприна.

В годы перестройки стиль «сурового реализма» «Ленфильма» 1980-х годов оказывается органичен для Хейфица. «Подсудимый» (1986) и «Вы чье, старичье?» (1988) поставлены по прозе Б. Васильева. Первый фильм — судебная драма: история пожилого ветерана войны, который вспоминает свою жизнь в тюремной камере. Он убил молодого подонка, в приступе бессмысленной агрессии вытоптавшего цветник покойной жены героя, — единственное, что связывало его с жизнью. «Вы чье, старичье?» — история двух выброшенных «за ненадобностью» из жизни стариков, которые сохраняют человечность и достоинство. Рефреном фильма станет звучащее за кадром «Все не так, ребята» Высоцкого.

Последняя работа Хейфица — «Бродячий автобус» (1989). Персонажи — актеры захудалого провинциального театра, отправляющиеся играть на выезде дурацкую пьесу. В финале, после долгого путешествия, завершившегося внезапной смертью одного из товарищей, актеры на сцене начинают говорить от своего лица (первоначальное название картины — «Отсебятина»). И немногочисленные зрители полуразвалившегося сельского клуба включаются в происходящее на сцене. По завершении картины режиссер признался, что только теперь окончательно избавился от присутствия «внутреннего милиционера, заставлявшего машинально поворачивать голову на светофор». И если официальной «последней волей» патриарха «Ленфильма» стал смонтированный к 70-летию студии фильм «Вспомним, товарищ!» (1987), то «Бродячий автобус» можно рассматривать как личное и глубоко интимное авторское завещание.

Умер 24 апреля 1995 года в Санкт-Петербурге.

В последние годы жизни Хейфиц работал над мемуарами. Подготовленная к печати книга «Пойдем в кино!» издана уже после его смерти в 1996 году. В 2002 году его младший сын, режиссер Дмитрий Светозаров поставил документальный фильм «Неизвестный Хейфиц».

Наталья Бочкарева

Примечания

  1. ^ Хейфиц И. Е. Пойдем в кино!: Жизнь. Труд. Опыт. СПб.: Искусство, 1996.
  2. ^ См.: очерк Б. Шумяцкого «Сталин о кино» в кн.: Кремлевский кинотеатр. М.: РОССПЭН, 2005. С. 85–86.
  3. ^ Аркус Л. [«Дама с собачкой»] // Сеанс. 1993. № 8.
  4. ^ Ковалов О. [«Плохой, хороший человек»] // Сеанс. 1993. № 8.
1
Фильмы
2
Мультимедиа
3
Тексты
Поделиться
Мультимедиа
Кадры из фильмов Иосифа Хейфица и Александра Зархи17 фотографий
Кадры из фильмов Иосифа Хейфица35 фотографий
Иосиф Хейфиц на съемочной площадке15 фотографий
Тексты
Все тексты
Портрет
Материалы к биографии
Прямая речь
Документы
Критика
Киноведение
Видео
Метод
Письма
Педагогика

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera