Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Воспитание мастерства
О фильмах Иосифа Хейфица и Александра Зархи 1930-гг.

Конец 20-х — начало 30-х годов — трудное время для советского кино. Заканчивал свое существование типажно-монтажный кинематограф. Звуковых фильмов еще не ставили, но идея звука реяла в воздухе. Кинематограф стоял на пороге создания новой эстетической системы, сориентированной на актера и звучащее слово, на героя и драматургию. ‹…› Противоречивость этого периода сказалась на творческих поисках И. Хейфица и А. Зархи.

В «Ветре в лицо», в частности, они искали пути к обобщению, пользуясь привычным способом — монтажной кинометафорой. Дисгармонируя с общей повествовательной манерой, в финале фильма вдруг появилась сцена, снятая в традициях монтажного кинематографа: разбушевавшаяся река уносила в своих волнах граммофон, пуховую перину и прочие символы мещанского быта. ‹…›

«Моя родина» — важная веха в творческой жизни режиссеров, несомненно, самая значительная из всех, сделанных до «Депутата Балтики» работ. Между тем, судьба этой ленты сложилась драматично: по выходе фильм был подвергнут жестокой критике за «ложную трагичность» и «пораженческие настроения» и снят с экранов на исходе второй недели.

Любопытный парадокс: когда уже вышел «Депутат Балтики» и авторы фильма собирали заслуженную дань восторгов и похвал прессы, рецензенты охотно и часто упоминали в своих рецензиях о «Моей родине», противопоставляя блестящие достижения «Депутата Балтики» этой, с их точки зрения, глубоко ошибочной картине, хотя на самом деле в ней был заложен фундамент многих удач «Депутата Балтики».

«Моя родина». Реж. Иосиф Хейфиц, Александр Зархи. 1932

Столь резкое отношение критики 30-х годов к «Моей родине» объяснялось просто: фильм создавался в рамках определенного жанра — оборонного фильма — и был судим критикой соответственно бытующим в то время законам этого жанра.

‹…› В основе фильма ‹…› лежал «конкретный тактический эпизод» — провокация банды белокитайцев и белоэмигрантов, напавших в районе КВЖД на советский пограничный отряд и получивших отпор. Но это, пожалуй, было единственным, что в «Моей родине» удовлетворяло требованиям оборонного жанра. Изображение войны отнюдь не соответствовало сложившимся канонам: вместо картинно-красивых маршей зрители увидели на экране суровый военный быт... ‹…›

Подобный жанрово-тематический подход в оценке фильма не позволил критике заметить главное: «Моя родина» была одной из первых картин, впрямую утверждавших принципы новой кинематографической эстетики... ‹…›

Наконец-то было найдено то соотношение единичного и общего, к которому молодые режиссеры стремились с самых первых своих опытов. Было впервые продемонстрировано умение показать важное общественное и социальное явление сквозь призму фактов отдельной человеческой судьбы. ‹…› это говорило о том, что Хейфиц и Зархи нашли, наконец, свой путь в искусстве, и путь этот совпадал с магистральным направлением развития советского киноискусства, для которого 30-е годы были временем остро вспыхнувшего интереса к личности конкретного человека.

‹…› Спустя три года после «Моей родины» Хейфиц и Зархи создали фильм, который значительностью центрального характера и глубиной проникновения в эпоху не уступал признанным шедеврам советского кино, — «Депутат Балтики».

Впрочем, несправедливо было бы обойти молчанием еще одну работу режиссеров, появившуюся за год до «Депутата Балтики», комедию «Горячие денечки». ‹…›

До «Горячих денечков» в арсенале режиссерских средств не числилось юмора, иронии. Работа с комедийным сюжетом помогла молодым режиссерам воспитать себе чутье на юмористическую ситуацию, мягкую ироническую наблюдательность, и это оказалось очень важным для их дальнейшего творчества. ‹…›

Создавая «Депутата Балтики», Хейфиц и Зархи работали в жанре, принесшем нашему кино максимальные успехи, — в жанре историко-революционного фильма. ‹…›

Фильм, созданный молодыми режиссерами, оказался принципиально новаторским. ‹…› Новаторство Хейфица и Зархи заключалось в преимущественном интересе к человеческой психологии, к внутренней жизни героя. «Мы поставили человека в ситуацию, при которой активная сила лежит в его психологии», — говорили режиссеры о Полежаеве, это утверждение авторов представляется крайне важным для определения их творческого метода. ‹…› Полежаев интересен создателям «Депутата Балтики» не только как определенный социальный тип — тип интеллигента, принявшего революцию, — но прежде всего как неповторимая, самобытная человеческая личность. ‹…›

Время своими новыми веяниями входило в душу героя, и именно столкновения веяний эпохи с глубоко личным — с индивидуальным строем психологии вызывало внутренне движение характера. Таким образом, духовная индивидуальность Полежаева становилась зеркалом, отражающим революцию.

Сэпман И. Воспитание мастерства // Из истории «Ленфильма». 1920-е — 1930-е годы. Вып. 4. Л., 1975.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera