Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Дело было не только в галстуке...
Из выступления Григория Козинцева на вечере в Ленинградском Доме кино, посвященном 50-летию Иосифа Хейфица
«Дело Румянцева». Реж. Иосиф Хейфиц. 1955 © Киностудия «Ленфильм»

Вспоминая его картины — и поставленные вместе с Зархи, и последние работы, — мы не вспомним многотысячных массовок, роскоши мраморных залов, подавляющего величия колоннад. Это бедные картины. Скромна квартира Полежаева. Никаких следов роскоши не отыскать в избе Соколовой. В истрепанных комбинезонах ходят шоферы в «Деле Румянцева».

Но это картины необычайного богатства. Богатства человеческих душ.

Это картины о трудовых людях, делающих дело, нужное всем людям. Нам не придет в голову что кто-либо из этих героев способен защищать неправое дело, говорить одно, а думать совсем иное, предать близкого. Это те, кто завершают великий труд устройства разумного человеческого общества, где человек человеку вовсе не волк, а товарищ.

Искусство не только отражает мир, оно и увеличивает число его обитателей. И за то, что Хейфиц населил нашу жизнь образами своих благородных героев, — спасибо ему!

Не всегда Хейфицу было легко работать.

Зайдя однажды в просмотровый зал «Ленфильма», я услышал обсуждение одного из образов картины Хейфица. Это было особое обсуждение. Предметом этого обсуждения являлся не сам образ. Обсуждалась только одна деталь, галстук. Вина Хейфица заключалась в том, что галстук был повязан криво. Оказалось, что именно это обстоятельство со страшной силой компрометировало образ героя.

Я утверждаю, что мировая история дендизма, включая наставления принца Уэльского и графа Сумарокова-Эльстона — не уделяла столько внимания фасону узла галстука, как товарищи, упрекавшие Хейфица. Дело было, разумеется, не только в галстуке...

Вряд ли стоит именно сегодня на всем этом останавливаться. Хочется только сказать, что стоило перестать учить Хейфица, как именно надо повязывать галстуки его героям, — и он стал работать так же, как работал прежде. А так как он принадлежал к людям, которым для того, чтобы узнать нашу жизнь, вовсе не нужно было отправляться в международном вагоне в творческую командировку, — то он и продолжал ставить правдивые картины. Поставил «Большую семью», «Дело Румянцева».

И я уверен, что поставит еще много добрых и умных картин. Обязательно поставит потому что он сам благородный, трудовой человек, умный и веселый мастер.

И мы празднуем его юбилей не потому что он красиво сидел в президиумах, и красно говорил, и уместно провозглашал тосты, а потому что он трудился. Трудился нелегко, много и очень хорошо.

[7 января 1956]

Козинцев Г. [Об Иосифе Ефимовиче Хейфице] // Григорий Козинцев. Собр. Соч. в 5 тт. Т. 2. Л.: Искусство, 1983.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera