Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Отец и сыновья
Статья Сергея Добротворского

К облику основателя этой кинематографической династии трудно что-нибудь добавить. «Живой классик», один из тех, кто стоял у истоков нашего киноискусства, автор «Депутата Балтики» (совместно с Александром Зархи) и «Дамы с собачкой» — картин, вошедших в золотой фонд не только советского, но и мирового кино. Призер самых представительных киносмотров, лауреат многих премий... Перечень эпитетов, годных для парадного портрета, можно продолжить. Однако, в каком бы жанре портрет ни задумывался, он все равно останется незавершенным. Ибо Иосиф Хейфиц менее всего похож на мэтра, величаво пожинающего лавры. Его портрет всегда в работе, потому что автор и модель сходятся тут в одном лице, в образе художника, одержимого непрерывным движением и поиском. Вспомним: «Большая семья», «Дело Румянцева», «Дорогой мой человек», «Плохой хороший человек», «Салют, Мария!», «Единственная», «Ася», «Впервые замужем», «Подсудимый»...

Не так давно Хейфиц полушутя признался, что всякий раз, приступая к новой работе (а снимает он с несуетным постоянством профессионала), он испытывает ощущение, когда весь старый опыт кажется наивным, а все правила и законы — мертвыми. Мастер, снявший свой первый кадр 56 лет назад, когда кино (буквально и фигурально) едва училось говорить, и теперь, перешагнув рубеж 80-летия, продолжает искать, сомневаться, идти на риск.

Творческая молодость — это всегда великий дар. Но не меньшим даром нужно обладать, чтобы с самых первых шагов заявить о себе как о самостоятельной личности. Этой способностью обладают сыновья Иосифа Хейфица — братья Светозаровы. Оба они — старший, Владимир, кинохудожник, и младший, Дмитрий, режиссер, — пришли к профессии не проторенной дорогой. Владимир начинал в театре, Дмитрий осваивал теорию информации, учился литературному переводу, на поприще которого открывались заманчивые перспективы. И все же оба в конце концов обратились к кинематографу. Случайность ли это? Нет, ибо пример Иосифа Хейфица и его сыновей лишний раз напоминает о разнообразии дарований человека, работающего в кино, о потребности в самых неожиданных знаниях и талантах. Хейфиц-старший, например, интересно рисует, что называется, для «домашнего пользования», прекрасно знает литературу, пишет. Сыновья тоже пишут «для себя», не для опубликования. Думается, однако, не без помощи писательских и художественных навыков глава семьи осваивал на экране сложнейший мир Чехова, Тургенева, Куприна; с точным пониманием литературы выстраивал Владимир Светозаров изобразительные решения фильмов отца, картин Динары Асановой, Ильи Авербаха, Семена Арановича. Тут за навыком проступает и масштаб личности — сообразуясь с уставом своей кинопрофессии, Владимир Светозаров умеет и до дна разглядеть замысел режиссера, и остаться при этом интереснейшим своеобразным живописцем.

«Можно долго говорить о преемственности в искусстве, — говорит младший в семье, Дмитрий, — но главное, что я перенял от отца — это отношение к работе, к тому, что кино не только ремесло или способ самовыражения, но в первую очередь способ жить, говорить о вещах, которые волнуют тебя и окружающих». В этом признании есть точное ощущение смысла творчества главы семьи, чей, в лучшем смысле, «авторский» кинематограф духовен, нравственно ясен, интеллигентен, демократичен. Есть и собственная позиция. Светозаров-младший развивает традицию по-своему. Две его работы «Скорость» и «Прорыв», сделаны зрелищно, динамично, и в то же время поднимают острые социальные, этические вопросы. Задумываясь о классике, чувствуя родство с нравственным наследием русской литературы, молодой режиссер считает необходимым говорить на языке современности, говорить именно сейчас, реализуя связь со своим поколением, с его радостями и заботами.

От отца братьям Светозаровым передалась «болезнь». Ее симптомы Дмитрий формулирует так: «Фильм закончен, сдан, но уже через несколько дней начинаешь тяготиться, а через неделю буквально сходишь с ума от безделья...» И повторяет: «Кино ведь не просто работа, кино — это жизнь».

Добротворский С. Отец и сыновья // Советский фильм. 1987. № 4.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera