Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Таймлайн
19122018
0 материалов
Михаил Ромм
Подробнее
Биография
Дата рождения8 февраля 1901
Место рожденияИркутск
Дата смерти1 ноября 1971
Место смертиМосква
ПрофессияРежиссер, Сценарист

Михаил Ромм родился 8 февраля 1901 г. в Иркутске. Его дед был совладельцем знаменитой виленской типографии «Вдова Ромм и братья»: «“Вдова Ромм” — такой же устойчивый символ еврейской книги, как “вдова Клико” — символ французского шампанского» (Дымшиц В.). 

Родители — медики по образованию, социал-демократы по убеждениям — с юности занимались нелегальной политической деятельностью. Они жили в мире революционного подполья: конспиративных квартир, паролей, кличек (И. М. Ромма звали здесь «Герасим Федорович»), кружков, где полушепотом обсуждали «Эрфуртскую программу», слежки и арестов.

В 1898 г. за принадлежность к группе «Рабочее знамя» отец был приговорен к годовому заключению в Петропавловской крепости, а затем отправлен в ссылку в Восточную Сибирь. 

В 1907 г. семья переехала в Москву, Ромм окончил гимназию, поступил в скульптурную мастерскую А. С. Голубкиной (Московское училище ваяния и зодчества), вскоре был призван в Красную армию, после демобилизации закончил ВХУТЕИН (1925). Пробовал себя в театре, журналистике, литературных переводах, писал киносценарии, по нескольким из них были поставлены фильмы в начале 30-х годов. В 1931 г. устроился ассистентом режиссера на студию «Союзкино» (будущий «Мосфильм»). В 1933 г. Ромму предложили снять фильм в качестве режиссера-постановщика. Условия студия поставила очень жесткие: без звука, не более десяти актеров. На сценарий отводилось две недели. Ромм сочинил его по мотивам новеллы Мопассана «Пышка». Технические ограничения удалось преобразовать в художественный прием. Одна из главных для Ромма тем — психология толпы, группа индивидов, превращающаяся в «единое многоголовое существо» (Ромм М.), — возникла в первой же его работе. «Бывшая профессия Ромма — скульптура — давала себя знать в особой рельефности лиц ‹…› в необычайно тонком ощущении фактуры» (Зоркая Н.).
«Пышка» — один из последних советских немых фильмов. Работу над картиной в атмосфере организационной неразберихи начала 30-х несколько раз останавливали, но по завершении она была признана успешным дебютом, получив одобрение Горького и Ромена Роллана. Сомнение «Пышка» вызывала лишь с точки зрения своей актуальности. 

Кинодраматург Натан Зархи, выступая в 1934 году на Первом съезде советских писателей, говорил: «“Мертвые души” ушедшей эпохи заменяют живые души замечательных людей нашей современности ‹…› “Пышка” — хороший фильм, но где фильмы о наших женщинах?».
Кино теперь должно было заниматься преимущественно созданием идеального образа современности, число экранизаций резко сокращено и ограничено высочайше одобренным списком русской классики. 

Позднее из-за этого Ромму не удалось осуществить свой любимый замысел — постановку «Пиковой дамы».

Критика «Пышки» была умеренной, за ней следовали не репрессии, а оргвыводы: вскоре его уволили со студии, затем восстановили, но только в качестве сценариста, пищущего под псевдонимами.

В 1936 г. дирекция студии (ассистент Ромма Бланк приписывает инициативу Ворошилову) предлагает режиссеру сделать советский вариант «Потерянного патруля» Джона Форда. Ромм соглашается и ставит один из ранних советских истернов — фильм «Тринадцать», настолько удачно вписавшийся в голливудский канон, что в 1943 г. уже на его основе Золтан Корда снимает фильм «Сахара» с Х. Богартом. Но положения Ромма на студии фильм не улучшает — после очередного конфликта с дирекцией, остановившей его проект экранизации «Пиковой дамы», режиссер снова был уволен. 

В 1937 г. «Мосфильму» понадобился режиссер, готовый к юбилею Октября, всего за два месяца, сделать картину о Ленине. Спешка объяснялась желанием начальства обогнать «Ленфильм», где С. Юткевич снимал «Человека с ружьем». Существует только одна версия, почему в качестве исполнителя этого заказа был выбран именно Ромм: нереально короткие сроки отпугнули других режиссеров: «лучше пострадать за отказ, чем за провал. Каплер предложил — Ромма. На другую работу Ромм сослаться не мог, а соблазн был велик» (Черток С.) Премьера картины состоялась 7 ноября в Большом театре, «Ленин в Октябре» был одобрен Сталиным, и Ромм получил возможность вернуться к работе над «Пиковой дамой». Но в 1938 году ему поручается постановка нового фильма о Ленине — «Ленин в 1918 году» (1939). Образ Ленина — «слишком человеческий», без «нравоучительного величия» (Ромм М.), фольклорный, на грани комедийного (Щукин — актер вахтанговской школы) — устроил Сталина: он снимал всякую конкуренцию за монументальный образ «отца народов». Ленин представал «“живым человеком”, ‹…› напоминал героя американской комедии» (Нусинова Н.). В 1939 г. Б. Щукин умер — и «Лениниана» оборвалась. В частной жизни она сыграла для Ромма роль охранной грамоты во времена большого террора, компаний против «космополитов» и далее — до самой смерти. 

Во время Польского похода (1939) в составе фронтовой съемочной группы Ромма отправили в Западную Белоруссию. Он оказался в местах своего детства, впечатления от этой поездки были столь сильны, что Ромм (совместно с Е. Габриловичем) написал сценарий, а затем приступил к съемкам фильма «Мечта», который называл «очень личным»: в нем есть его ранние воспоминания, семейные характеры, особый колорит польско-еврейской провинции, даже романтизированное революционное подполье его детства. В картине действие перенесено во Львов, прежде всего для выполнения политического заказа — воспеть присоединение Западной Украины к СССР, но, возможно, и для того, чтобы замаскировать автобиографический колорит. «По сюжету, характерам, по системе взаимоотношений героев ‹…› эта картина сделана в стиле итальянского неореализма, которого ‹…› еще не было в природе. ‹…› Через шесть лет я познакомился с первыми картинами Росселини и других итальянских неореалистов. Если бы я мог делать “Мечту” заново, я ‹…› снял бы его проще в обычных интерьерах, почти сплошь на натуре» (Ромм М.). «Мечта» была закончена 21 июня 1941 г., за день до начала войны. Зрители увидели ее в 1943 г.

В 1944 г. Ромм снимает фильм-плакат «Человек № 217», который хоть и был встречен овациями кинематографических чиновников, но все же задержан на год до выхода на экран как слишком «тяжелый». 

После войны Ромм ставит несколько официозных фильмов, но в отличие от других агиток времен «холодной войны» им свойствен «своеобразный эскапизм» (Черток С.): бороться с врагами он предпочитал не в советской современности, а в другом пространстве (на Западе — «Русский вопрос», 1948; «Секретная миссия», 1951) или времени (в XIII веке — «Адмирал Ушаков»; «Корабли штурмуют бастионы», 1953).

В 1956 г. на экраны выходит фильм Ромма «Убийство на улице Данте», сценарий которого написан во время войны, действие происходит в оккупированной Франции. По жанру это была «экранная мелодрама в чистом виде» (Зоркая Н.). Фильм несколько запоздал — условная и стилизованная «заграница» зрителю, уже видевшему современные европейские фильмы, показалась излишне архаичной, даже комической. В прокате фильм был принят отлично и сделал звездой юного Михаила Козакова. Но в мастерской Ромма работу не приняли. Ромм почувствовал, что движется по инерции тогда, когда от него этого уже и не требуют. Работа над фильмом «Убийством на улице Данте» окончательно лишилась смысла, когда Иван Пырьев запретил Ромму снимать в главной роли Елену Кузьмину, под которую и был написан сценарий еще в сороковые годы.

В 1962 году Ромм возвращается в кино с новой картиной «Девять дней одного года», в которой он создает совершенно новую для себя эстетику. Фильм стал манифестом технократической утопии 1960-х, частью которой была мода на физику. Ромм создал жанр, который сам определил как «картину-размышление». «“9 дней...” оказались одной из самых разговорных картин, не утеряв при этом пластической выразительности» (Зак М.). Фильм отчасти стилизован под документальный, со свободной композицией, многозначностью, сюжет в нем отходит на второй план: «Своей особой жизнью начинало жить то, что “над” сюжетом ‹…›: диалоги, беседы героев ‹…› сцены, поначалу второстепенные, стиль, тон» (Зоркая Н.). С фильмом связывают появление героя нового типа в советском кинематографе — интеллигента, ученого, интеллектуала. И этот герой понравился зрителю: «Фильм произвел фурор. ‹…› Настал час для ‹…› умных споров, умных находок, умных ошибок. “9 дней” прозвучали как гимн разуму, и отклик был соответствующий. Спорили даже не о фильме. Спорили — в продолжение тех споров, которые шли на экране» (Аннинский Л.). Фильм вернул режиссеру «популярность, ‹…› которая была его воздухом» (Туровская М.).

В начале 1960-х гг. возникает новая волна философской и художественной рефлексии над феноменом фашизма и — шире — тоталитаризма. В 1964 г. М. Туровская и Ю. Ханютин предложили Ромму сценарий документального фильма о нацизме. Ромм включился в работу над сценарием, в качестве материала была использована немецкая кино и фотохроника из архивов. Фильм назвали «Обыкновенный фашизм» (в 1963 г. на английском впервые опубликована «Банальность зла» Х. Арендт, перекликающиеся названия фильма и книги, скорее всего, не были ни результатом влияния, ни случайностью, в них независимо совпала оценка исследуемого социального феномена). 

Ромм придумал свой фильм, используя разнообразные монтажные приемы, акцентируя детали: «подробности ‹…› бунтовали против официального клишированного сознания. В картине Ромма они заставляли официальный документ саморазоблачаться ‹…› и превращали тем самым документ в образ» (Марголит Е.). Находкой, ломающей стереотипы, был звучащий за кадром голос Ромма, иронический, обыденный — полная противоположность привычной левитановской торжественной дикторской безапелляционности: «Сознанию обезличенной массы, отпечатавшемуся в документах — чудовищной машине, — противопоставлен живой, человеческий голос» (Марголит Е.). Зрители почувствовали антитоталитарный пафос фильма: «это была первая картина, заставившая все общество и каждого в отдельности задуматься о собственной недавней истории» (Туровская М.). За 2 года проката фильм посмотрело 25 млн — беспрецедентное число зрителей для документального кино. 

С 1938 г. Ромм преподавал во ВГИКе, в 1950-60-х гг. преподавательская деятельность становится для него основной. О неординарных педагогических талантах Ромма, помимо многочисленных мемуаров, свидетельствуют имена его учеников — А. Тарковский, А. Кончаловский, В. Шукшин, Г. Чухрай, А. Смирнов, Б. Яшин, Д. Асанова, С. Соловьёв — этот перечень сложно оборвать. Он не создал собственную школу, поскольку такой задачи перед собой не ставил. Работа с учениками сводилась к тому, чтобы поддерживать и развивать индивидуальность каждого и творческое разнообразие мастерской. 

В 1963 г. Ромм на собрании творческой интеллигенции в ВТО резко выступил против литераторов-сталинистов, борцов с «космополитизмом» начала 50-х, начавших вновь проявлять активность после одиозных встреч Хрущёва с деятелями литературы и искусства. Текст речи расходился в «самиздате» и стал предметом обсуждения в ЦК КПСС. В результате Ромм на несколько лет был отлучён от ВГИКа. В 1966-м он подписал адресованное Брежневу «Письмо двадцати пяти» против реабилитации Сталина (вместе с А. Сахаровым, В. Некрасовым, К. Чуковским, П. Капицей и другими).

После «Обыкновенного фашизма» постепенно иссякла охранительная сила его прежних заслуг перед властью. Ее остатки он тратит на защиту своих учеников: «Все дебютанты оттепели, сталкиваясь с цензурой, бросались за помощью к Ромму, и он отправлялся в ЦК защищать их» (Клейман Н.). 

В конце 1960-х гг. Ромм задумал новый большой документальный проект «Мир сегодня», который ему не суждено будет закончить. Его завершат ученики: Э. Климов, Г. Лавров, М. Хуциев, на экраны фильм выйдет в 1974-м под названием «И все-таки я верю».

Умер 1 ноября 1971 г.

Наталья Бочкарева

1
Фильмы
2
Тексты
Поделиться
Тексты
Все тексты
Портрет
Материалы к биографии
Смежные искусства
Метод
Сценарий
Замыслы
Киноведение
Документы
Педагогика
Лекции
Общественная позиция
Диалоги

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera