Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
На пороге железного века
О поэте Александре Ромме, брате режиссера

Александр Ильич Ромм (1898–1943) был поэтом — автором стихотворных книг «Ночной смотр» (М., 1927) и «Дорога в Бикзян» (Уфа, 1939). Был переводчиком — «Госпожи Бовари», романов Золя, стихов А. Гидаша и прочих. Был филологом — активным сотрудником Московского лингвистического кружка. Вспоминают его только как филолога. О его переводе «Курса» Соссюра была статья ‹…›, публикацию другой работы сделали А. Л. Беглов и Н. Л. Васильева: «Ненаписанная рецензия А. И. Ромма на книгу М. М. Бахтина и В. Н. Волошинова „Марксизм и философия языка“ ‹…›. Публикацией третьей была наша статья „Письмо о судьбе“ А. И. Ромма» ‹…›. Все три работы Ромма — незавершенные: грустная примета судьбы. Последнее напоминание о нем — мемуары Б. В. Горнунга ‹…›: здесь он не поэт, не переводчик и не филолог, а представитель поколения и группы — тех, кто издавали машинописные журналы «Гермес», «Гиперборей», «Мнемозина» и были для Горнунга средоточием русской культуры 1920-х годов. ‹…› отношение к революции у Ромма, ребенком жившего с ссыльным отцом в Сибири, и у Горнунга, который в 1917 году защищал Кремль, а в 1920 году воевал против Врангеля, было не совсем одинаковое: понятие «старая московская интеллигенция» слишком расплывчато как общий знаменатель.

Юношеские камерные стихи А. Ромма были собраны в машинописную книжку «Januaria» («обложка худ. М. Ромма», младшего брата, будущего режиссера): слова «O Jane bifrons… benedic initia mea, initians, et ancipiti me, bifrons, proelio pugnare juva» (1917, июнь) кажутся сейчас более многозначительными, чем когда они писались. Двадцать четыре стихотворения 1923–1925 годов составили «Ночной смотр», книжка вышла в издательстве «Узел» под памятной маркой В. Фаворского, но Ромм ее стеснялся и старался не пускать в продажу: из 700 экземпляров не меньше 50 я еще видел в оставшейся после него библиотеке. Стихотворения следующих лет не опубликованы при жизни ‹…› разбросаны по разрозненным листам, но пронумерованы, как для сборника. ‹…› Первое стихотворение — оглядка на прошлое: «затем что как никто я изучил искусство дышать без воздуха и без земли стоять». Второе — оглядка на будущее: «кто найдет — прочтет, а я не прошу, чтоб жизнь моя песней была». (Всякий представит, каково, сидя в архиве, открыть папку и увидеть в ней слова, обращенные к тебе: «Кто найдет — прочтет»). Третье — о настоящем, даже о сегодняшнем: простой день, который так исключителен, что его можно отмечать годовщинами (и в нем страшная смерть мальчика в бою из «Генриха VI»). Четвертое — о рубеже между «ложью молодой» и непритворством, «мне скоро тридцать лет». Пятое, едва ли не главное, — отчаянное прощание с прошлым: «уж я золото хороню». Затем стихи о времени, о поколении с быстрым концом, обращения к сверстникам: С. Гадзяцкому (историк, соавтор Ромма по повести о древнем Пскове), Б. Горнунгу, брату Михаилу ‹…›. «Тридцать лет» исполнялось А. И. Ромму в 1928 году, он назначил себе на этот срок переломить свою судьбу, схоронить золото и войти в железный век. В «Письме о судьбе» накануне 1928 года он пишет:

«Интеллигент вспоминает о судьбе только когда большое горе пригибает его к земле… Земля, из которой мы растем, есть народ… Если в системе есть тяжелое и злое, оно неизбежно выпадет на чью-то долю: почему же не на твою? От сумы и тюрьмы не отказывайся».

Он оставляет филологию ‹…›, пишет о Ленине и Сталине, о стройках, об армии и флоте, газетные агитки и большие поэмы, пишет не за страх, а за совесть, в дневнике корит себя за интеллигентскую мягкотелость, но в печать пробивается нечасто: у системы было чуткое ухо, и она слышала, что голос его недостаточно чист. Сума и тюрьма его миновали, он умер иначе: в октябре 1943 года застрелился на фронте. Для 1943 года это — не совсем обычная смерть.

Гаспаров М. Александр Ромм. Стихи 1927—1928 гг. Вступительная статья // Philologica 2 (1995).

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera