Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Без Ленина
Наум Клейман о покаянии и поисках Ромма

В фильмах «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году» Михаил Ромм сделал из Ленина воплощение идеальной справедливости, и Хрущев воспользовался этим. Круг замкнулся: образ, созданный в кино, перекочевал в действительность. Но для самого Ромма это стало драмой. Он очень тяжело пережил доклад Хрущева, на два года прекратил работу, пытаясь осознать происшедшее. Своеобразным материальным выражением его слияния и попыток найти равновесие стала мебель для дачи, которую он делал своими руками (она теперь хранится в нашем музее). Ромм решил помогать молодым. Все дебютанты Оттепели, сталкиваясь с цензурой, бросались за помощью к Ромму, и он отправлялся в ЦК защищать их. И совсем не случайно, что именно Ромм в 1954 году взял в свою мастерскую во ВГИКе Тарковского и Шукшина. Он отмежевался от своих фильмов о Ленине, объявив, что это была идеализация. Парадоксально, что Алексей Каплер, сценарист обоих фильмов, побывавший в ГУЛАГе, выступил в их защиту: он стал спорить с Роммом, заявляя: «Нашей задачей было показать, каким должен быть вождь». Но первый шаг к покаянию сделал обласканный властями Ромм. Еще одно противоречие той эпохи. ‹…›

Пережив свой кризис, Ромм снова стал активно работать как руководитель объединения на «Мосфильме». А в 1958 году опять все меняется, в 1960-м даже ходят слухи, что будет сказана правда об убийстве Кирова. Конечно, все давным-давно уже знали эту правду, но в итоге ЦК запретил Хрущеву огласить ее на ХХII-м съезде. В результате умолчаний правды и попыток реакции появляются первые диссиденты и «самиздат». ‹…›

Должен сказать, что мое поколение вгиковцев восприняло «Девять дней одного года» очень критически. Во-первых, задолго до съемок Ромм прочитал нам сценарий весь целиком, сидя на сцене. Он хотел знать нашу реакцию. Мы робели, не решались высказываться. Я сидел не то в третьем, не то в четвертом ряду и видел глаза Ромма: он смотрел на нас, ждал… Кто-то сказал: «Наверно, надо было показать какую-нибудь историю в деревне, в эпизоде с физиком». Кто-то еще сказал о персонаже Смоктуновского: «Он кажется циником». Ромм ответил: «Нет, он не циник, я взял кое-что от эйзенштейновской манеры выражаться, чтобы создать этот персонаж. Он делает вид, что говорит не всерьез, а между тем он совершенно серьезен». На этом все и кончилось, настоящего обсуждения не было. Он хотел знать наше мнение, а мы так и не поняли, что он собирался сделать из этого сценария.

А потом он снял фильм и показал его нам. После фильма было молчание. Наконец кто-то сказал: «Ну, некоторые эпизоды очень интересные, а еще игра Смоктуновского… можно похвалить то и это… но сам фильм — „жестяной“, подделка». Вот какова была реакция ВГИКа. Хотя для Ромма фильм был шагом вперед. А для нас этого было уже недостаточно.

Клейман Н. Другая история советского кино [Локарно, 2000 г. Интервьюер Б. Эйзеншиц] // Киноведческие записки. 2001. № 53.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera