Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Надо отдать должное «капитану» Чухраю
На худсовете по фильму «Сорок первый»

Ромм М. И. Такой прием картины Чухрая меня так же радует, если бы я сдавал свою собственную картину. Я очень рад успеху Гриши Чухрая, Урусевского и всех членов группы.

Так как я имею отношение к этой картине, то мне хотелось бы ответить на некоторые претензии, которые здесь были к картине. Ответить я хочу так (цитата из «Войны и мира» Толстого о том, как Тушин пожертвовал пушками, но бой в целом был выигран):

«Не до жиру-быть бы живу». Надо отдать должное «капитану» Чухраю, который сумел в этой обстановке довести картину до конца, а условия у него были очень трудные.

Им нужно было снимать зимнюю натуру, а там очень быстро наступает весна, при этом штормовых дней бывает раз в две недели. Остальное время море бывает спокойное. В фильме нет волн, набегающих на трупы. Я объясню, почему их нет. Фильм [был] под угрозой, и я предложил разбить все неснятые кадры на три очереди.

Первая очередь — это то, без чего картина не может выйти. Вторая очередь крайне необходима, но без нее можно все-таки обойтись. Третью снять желательно, но для фильма это особой роли не играет. Мы решили снимать то, что даст возможность выиграть бой в целом.

Первое — это бот во время шторма, прибытие его на остров, без этого картина не могла выйти. Второе — трупы, третье — если останется время. Было решено снимать первую очередь, так как в один штормовой день мы должны были снять: баркас в море, прибытие его на остров, отправить его обратно, бегущих Марютку и поручика к избушке. А так как шторм бывает раз или два раза в месяц, то от трупов на берегу пришлось отказаться. Я хочу отметить великолепную работу Урусевского, который снял этот кусок, как художник огромного масштаба.

Я снимал картину такого рода — «Тринадцать» — при стандартном, стабильном солнце. Чухраю пришлось снимать и ночь. У меня в картине было лето, а им нужен был холодный зимний ветер, облака, бегущие по небу, что очень трудно снять в пустыне. Это физически невозможно. Кроме этого, там после каждого шага остаются следы. Репетировать им приходилось на одном месте, а снимать-на другом. Вместе с тем, должен сказать, что некоторые вещи не удалось доснять, потому что Чухрай снимает первую картину.

Извицкая получилась, с моей точки зрения, хорошо. Удача Извицкой-это удача Чухрая. С ней пришлось очень много поработать. Она очень нежна, очень лирична. Слова «рыбья холера» даются ей очень трудно, а любовь ей более близка, и здесь она играет великолепно. Стриженов в большей степени работал сам.

Насчет красоты пустыни должен сказать, что она прекрасна только потому, что ее снимал Урусевский. Во второй половине чувствуется больше уверенности, слаженности в работе оператора и режиссера. Это видно даже из того, что первую половину снимали пять месяцев и не досняли, а вторую сняли быстрее и лучше. И она прошла, как песня. Например, когда поручик бежит за Марюткой. Этот кусок снят с такой поразительной силой и чувством! Или когда Марютка сидит одна на берегу после ссоры, или когда волны бегут на пустынный берег. За это надо Урусевскому поклониться в ноги.

Первая часть картины не удалась, потому что там была очень трудная натура, кроме этого группа находилась в тяжелых условиях-у них было мало пищи и воды и вдобавок ко всему у них не было возможности смотреть снятый материал.

Когда я приехал, они были в ужасе [оттого], что материал никуда не годится, и мне с большим трудом удалось их убедить, что я видел материал и он хороший. У них, действительно, ничего нельзя было разглядеть. Каждый контражур выглядел, как тень. Серые тени бродили по экрану.

Есть одно очень серьезное замечание ‹…›. Речь идет о финале. Он тревожит и меня, и Чухрая. ‹…› Кадр, когда она стреляет со словами «Именем революции», — Извицкая это сыграть не может. Ей это трудно.

Насчет женского голоса. Я считаю, что поет плохая певица. Здесь должна петь женщина с хорошим голосом, тогда не будет этого воя самки. Здесь певица тужится перепеть оркестр, ей это трудно. По замыслу же это интересно.

Я очень рад успеху Гриши Чухрая, который учился во ВГИКе. Это один из моих детей, и я надеюсь, что успех не вскружит ему голову, что он не один раз порадует нас хорошей картиной. Большую помощь молодому режиссеру оказали Урусевский и Крюков.

Чухрай Г. Говоря откровенно, я шел на Худсовет с таким чувством, что картину не примут, это очень тяжело. Дело в том, что когда в последнее время мы смотрели наш фильм, я замечал те шероховатости, неудачи, о которых здесь сейчас говорили. Тому, что фильм получился, я обязан М. И. Ромму, Урусевскому, Крюкову, которые во многом мне помогли. Мне очень приятно, что картина принята хорошо.

Из Стенограммы обсуждения фильма «Сорок первый» на худсовете «Мосфильма», 1956 г. // Киноведческие записки. 2002. № 61.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera