Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
В эпизодах в баре держитесь трезвее
Из воспоминаний Бориса Тенина

Одна из памятных для меня встреч в Театре киноактера — с кинорежиссером Михаилом Ильичом Роммом. ‹…›

В работе Ромма имелось много общего с работой Козинцева, когда он репетировал «Опасный поворот». Ромм ничего не показывал. Он давал точные задания и в этом направлении будоражил фантазию актера.

— У вас все идет хорошо, — говорил он мне. — Не зря я снимаю вас в этой роли. Только найдите правильный глаз на Гарри, ведь вы любите и уважаете его, как никого другого. И остро переживаете все, что происходит с ним. И еще. В эпизодах в баре держитесь трезвее. Симонов рассказывал, что американские журналисты хотя и постоянно пьют, но остаются всегда трезвыми. Хлопнут с наперсток виски — и час на взводе, потом — еще с наперсток. Держатся свободно, почти всегда — сигарета в зубах. Вам нужна мягкая шляпа, небрежно надетая. И обязательно — бабочка, а не галстук.

Я все это выполнил. Ромм меня похвалил: «Вот теперь вы почти американец». ‹…›

Обстановка на съемках была деловая и в то же время непринужденная. И то и другое шло от Ромма. Он умел легко переходить от разговора о роли на посторонние темы и снова вернуться к роли. Это тоже раскрепощало артиста и не выбивало его из рабочего состояния.

— Что это вы принесли в газете? — спросил он меня как-то на репетиции. — Ходите на съемку с холодным оружием?

— Добыл для своей квартиры петли четвертого века до Рождества Христова.

-Что-что? «Четвертого века»? Покажите.

Я развернул газету и показал две железные, позеленевшие от времени красивые, с длинными, закругляющимися в разные стороны концами дверные петли. Они действительно выглядели как древние.

Ромм ехидно улыбнулся.

— Перед войной под Ашхабадом кто-то обнаружил в пустыне остатки поселения и сообщил в Академию наук Туркменистана, что, возможно, под песками скрыт древний город. Немедленно снарядили комиссию, начали раскопки. Выяснилось, что это остатки наших декораций, в которых мы снимали «Тринадцать». Ваши петли четвертого века до Рождества Христова изготовлены в этом году в бутафорских мастерских нашего «Мосфильма».

И он рассмеялся дьявольским смехом.

Но Ромм бывал на съемках не только благодушным. Он мог взорваться, как бензин, в который бросили спичку, мог изругать актера. Но в этом проявлялись издержки напряжения во время съемок. А после и тени недружелюбия не оставалось у него по отношению к человеку, на которого он недавно кричал. Жил он тогда на Большой Полянке. Принимая гостей, становился веселым и остроумным тамадой. Угощал своим фирменным блюдом, сациви собственного изготовления, и очень гордился делом своих рук.

Я жалею, что мне довелось встретиться с Роммом только в одном фильме. Это был истинно актерский режиссер. Не будучи никогда актером, он превосходно разбирался в актерской психике. Поработав с ним, я получил новые знания об актерской технике в кино, об актерской форме, логике поведения.

Тенин Б. Фургон комедианта: Из воспоминаний. М.: Искусство, 1987.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera