Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«И банкир, и чекист, и прокурор»
О фильме «Выборгская сторона»

Первые шаги новой, Советской власти были показаны в «Выборгской стороне» — заключительной части трилогии. И опять-таки основная ситуация картины, с одной стороны, поразительно серьезна, а с другой — полна юмора. Максим назначается комиссаром Государственного банка. Герой спит на диване в Смольном, а над головой уже прикреплен плакат: «По делам Государственного банка беспокоить с 7-ми часов утра». А дальше — ошеломленность героя перед тайнами финансовых операций, яростный саботаж чиновников и упорство революционного вожака, при поддержке масс запускающего сложную финансовую машину. В процессе эволюции — от первоначальных вариантов «Выборгской стороны» к ее окончательному виду — фильм несколько утратил свои комедийные моменты. Ушла острота сцены первоначального прихода Максима в банк, когда он пугался швейцара с огромной бородой. Ушла даже оставшаяся в опубликованном сценарии линия чиновника Капицына, который согласен работать на новую власть, но только чтоб под конвоем: «Вдруг вы долго не удержитесь, что мне тогда будет?» Эта потеря была особенно чувствительной. В Капицыне Козинцев и Трауберг запечатлели фигуру буржуазного спеца с его двойственной психологией. Та же социальная зоркость, которую проявили режиссеры, увидев Капицына, помогла им выхватить из эпохи такие фигуры, как темная солдатка Евдокия Козлова и бывший конторщик, барский прихлебатель, ныне анархист Платон Дымба. ‹…›

Главной победой фильма был сам Максим. Здесь соединилось авторское чувство истории и ясное понимание современных задач. 

В начале фильма «Выборгская сторона», где Максим появляется, одетый в кожанку комиссара, он временами еще позволяет себе вспомнить прежнего озорного парня с рабочей заставы. Но масштаб дел, бремя работы делают героя все более суровым, жестким. В финале картины он встречается с чиновниками банка,- сломленные, униженные, изобличенные, они просят разрешения вернуться на работу: «Мы мирные русские люди». «Вы — русские люди? — с ожесточением перебивает их Максим. — Вы еще смеете говорить о России? Что в вас русского, господа Шумахеры, Мациевские, Андрезены? Фамилии у вас немецкие, со шпионами знались английскими, а порядочки мечтали завести японские». Штрих, положенный временем. Именно в 30-х годах, когда так мощно звучат темы национально-патриотические, отрицательные персонажи разоблачаются не только в их классовой враждебности пролетариату, но и как изменщики нации.

Ханютин Ю. Художественное кино второй половины 30-х годов // История советского кино. 1917—1967: В 4 т. Т. 2. 1931—1941. М.: Искусство, 1973.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera