Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Быт, бит и поэзия
Рецензия Юрия Ханютина

У этой картины странное название — «Не болит голова у дятла». Она сама кажется странной, выпадающей из привычных рубрик и примет школьного, детского фильма. Нет в ней перевоспитания трудного парня, приобщения индивидуалиста к коллективу. Нет подвига маленького героя, и дети не помогают взрослым в их важных делах. Ребята в этом фильме существуют в границах своего возраста, не пытаясь быть умнее и значительнее, чем они есть, говорят своим языком и решают свои проблемы. Нужно только немного внимания, чтобы понять их. Нужно всего лишь живое чувство искусства, чтобы войти в поэтический, пронзительный, завораживающий мир фильма, созданный сценаристом Юрием Клепиковым и режиссером Динарой Асановой.

В фильме все время сосуществуют две точки зрения: авторская — доброжелательная, чуть насмешливая и грустная от понимания скоротечности этого особого состояния уже не детства и еще не юности — и точка зрения героев. История дружбы, любви Иры и Севы Мухина, по прозвищу Муха, их смутное и острое чувство, где все на грани, все еще по-ребячьи наивно, неуклюже и одновременно напряженно, сильно. Чувство, которое для них настолько преображает мир, что даже ворота старинного барского особняка вдруг начинают выскрипывать знакомую мелодию. И так естественно ждать подругу, стоя на голове, и неожиданно, волшебно ее преображение: школьная форма сменяется мини-юбкой, распущенные волосы, высокие каблуки. И так же завораживающе чудесен для взгляда подростка мир профессиональных музыкантов: блестящие инструменты, ловкие движения, виртуозная слаженность игры. Режиссер не боится отдать длинный эпизод импровизациям Владимира Василькова и его товарищей — не для них самих, хотя они хороши, но потому, что во время их исполнения раскрываются Муха и другие мальчишки. Они живут в ритме мелодий — это как гул их собственной крови, удары сердца, это смутное ожидание будущего, его настойчивые ритмы.

Это чудо переключения из сферы быта в особый поэтический мир совершается в фильме уже с первых кадров, когда в дробном перестуке дятла Муха улавливает джазовый ритм и на своем видавшем виды барабане пытается его воспроизвести. Оно в появлении на оживленной улице лавирующего среди машин под взглядами изумленных прохожих мужчины на роликах, оно в немом диалоге героев и портретов знаменитых музыкантов, которые то осуждающе, то одобрительно смотрят на уныло пиликающего на скрипке маленького Мишу и на исступленно работающего своими палочками Муху. 

 

В этом смысле вся картина Клепикова и Асановой — неожиданность, захватывающее путешествие в «незнакомое знакомое».Необычен для экрана ее пейзаж. не современный Ленинград новостроек, не торжественный ампирный город туристских проспектов. А поэзия его окраин: неторопливый перестук электрички, сонный, патриархальный домик с прудом, затянутым ряской, под окнами, и глухие кирпичные стены заводских кварталов начала века.

У авторов фильма есть в высшей степени драгоценное умение сворачивать биографию в один кадр, в одну деталь. Так, в семье Мухи и отец, и он сам, и даже бабушка донашивают майки старшего сына — мастера спорта — с пятым номером на спине. и сразу прочитывается и жесткий быт дома, и то, что кумир в нем и любимец старший сын, и отсутствие матери. И дружность этой семьи: все принимают участие в поисках пропавшего талисмана, даже «звезда баскетбола», стоя в воде, шарит своими длинными «граблями» по дну пруда.

В персонажах этой картины, в связывающих их отношениях есть первый план, легко прочитываемый, формулируемый в словах, и есть второй, подспудный, истинный, который и герои, и зрители точно оценивают.

Так, за развязностью и игрой на публику Булкина, по прозвищу Батон, есть и желание понравиться окружающим и попытки самоутверждения, пусть через озорство. И ребята видят этого истинного, неуверенного в себе, ранимого Булкина, так же как они видят и иронически воспринимают желание Тарарухиной быть взрослее, чем она есть, ее зависть к Ире Федоровой, которая нравится всем мальчикам. Учительница Татьяна Петровна (Е. Васильева), конечно, требует по всей строгости со своих питомцев — такая уж ее роль. Но она и понимает их ребячьи чувства и уважает их. Е. Васильева с тонкой комедийной грацией раскрывает двойственность своей героини. Ее официальный, строгий, крикливый тон, и улыбка, которую она не может скрыть, когда Муха появляется в классе в ластах, неукоснительность, с которой она диктует летнее задание, и понимание того, как ребятам «хочется на травку». Право требовать в пределах школьной дисциплины и обязанность не вторгаться в заповедные личные переживания своих воспитанников. Она любит и уважает их, и ребята отвечают ей тем же.

В том, что делает Васильева, нерв фильма и, пожалуй, одна из его важнейших тем, которую, выражаясь модным социологическим языком, можно было бы определить как неформальные отношения в группе. Группа — это ребята из 7-го класса с их заторможенностью, флегмой, за которыми ожидание, пульсирующее гулом барабанов, мелодиями современного бита, — ожидание свершения, жажда поступка, покамест проявляемая в ребячьих проказах. и в этой группе все знают цену друг другу. Что из. того, что некий Валерка знает, где у кузнечика ухо? Ребята прекрасно понимают, что этот современный собиратель информации, «газетных тонн глотатель» собирает ее, чтобы выделиться, завоевать популярность. Потому и не пошел к нему Муха, что Валерке важен не он сам — Сева Мухин, а то, что он брат того, знаменитого Мухина. Девочка-первоклашка по заданию директора зубрит речь к выпускникам: «Сегодня ваш последний звонок возвестит... Федор Кузьмич, а можно, я скажу «ку-ку»?» — вдруг прерывает она свою репетицию. Эти ребята все время говорят «ку-ку» в ответ на словесную шелуху, их волнуют не только слова и поступки, но и нравственные побуждения этих действий и слов. В них живет жажда справедливости и добра.

Хорошо, что эта картина появилась, что с ней пришел в кино, несомненно, одаренный режиссер Динара Асанова. В то же время я не хотел бы преувеличивать значение фильма для нашего кинематографа. Да он и сделан скромно, непритязательно, без претензии на великие обобщения. Это фильм об отрочестве, пронизанный предчувствием будущего и грустью о том чудесном возрасте, который проходит бесследно и останется в памяти как кадр застывшего на рельсах Мухи, так и не догнавшего поезда своего детства, свою первую любовь.

Ханютин Ю. Быт, бит и поэзия // Советский экран. 1976. № 7.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera