Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Узоры на шаре
Юрий Ханютин о стиле «Возвращения Максима»

Материалу следующего фильма трилогии — «Возвращение Максима» — по его серьезности, казалось бы, совершенно не соответствуют комедийные приемы. Июль — август 1914 года. Увольнение семи рабочих. Локаут на заводе. Номер «Правды» с призывом к рабочим Питера начать забастовку солидарности. Всеобщая стачка. Столкновение с полицией. Уличные баррикады. И начало первой мировой войны. Но и здесь авторы смело соединяют веселое и печальное, страшное и смешное. Так, после лирической, грустной заставки, где под знакомую уже песню о шаре голубом рассказывается про трех товарищей — одного повесили, другого убило машиной, третий... и т. д., возникает остраненный, написанный резкими мазками образ душного, летнего Петербурга четырнадцатого года. ‹…›

Невероятный по своей удачливости матч Максима на бильярде — средство выведать, на какой завод передали военный заказ. Голодающий рабочий продает на рынке пиджак, и это служит основанием для сцены комической торговли двух стариков рабочих — Мищенко и Ерофеева. Любовная, дружеская усмешка сменяется острым саркастическим разоблачением в сцене заседания Государственной думы. Выступает большевистский депутат. Холеные, респектабельные господа стучат по столам, истошно кричат, пытаясь заглушить голос Тураева, вскакивают на стулья. Трясущиеся жирные щеки, седые бородки, разинутые в крике рты, апоплексические багровые затылки — уходящий класс во всем своем физическом и нравственном ничтожестве... И даже в финале фильма, после разгрома рабочих баррикад — то же контрастное соединение разнородных мотивов, тот же комедийный ход. Эшелон отправляется на фронт. Офицер спрашивает у бравого солдатика, вытянувшегося перед начальством: «Ну как, выведете Россию на светлый путь?» И бодрый ответ Максима — это он, в солдатской форме, стоит у эшелона: «Так точно, выведем, господин офицер». То, что могло бы стать лозунгом, прямой публицистической концовкой, в несложном трюке с переодеванием получило неожиданную глубину, второй план. А затем эшелоны, идущие на Запад, листовки о грабительской войне, которые читают солдаты, и контрапунктом возникающая яростная и грозная песня «Крутится, вертится шар голубой», которая обретает здесь мощь, силу грозного предчувствия.

Песня о шаре голубом, ставшая музыкальным лейтмотивом кинотрилогии, видоизменяющаяся в разных обстоятельствах — от шутливого интимного романса до грозного революционного гимна, становится как бы той основой, на которой расшиваются узоры музыкальной ткани всей картины — то легкомысленный галоп, то траурная песня, с которой провожают погибшего рабочего, то модные анархистские куплеты о цыпленке жареном, то революционная «Варшавянка». Козинцев и Трауберг одними из первых поняли, что музыка в звуковом фильме может быть не только средством сопровождения, усиливающим, подчеркивающим своими ритмами то или иное настроение. ‹…›
авторы не боятся складывать образ эпохи из элементов очень разновеликих, разномасштабных, они не боятся пестроты, смело соединяют различные по настроению сцены. Но в фильме нет эклектики. Его стилевое единство определено точно решенным центральным образом, который как стержень проходит через всю трилогию, объединяя ее пестрые, разноплановые элементы. Герой вовсе не присутствует во всех сценах, он часто уходит из поля зрения объектива. ‹…›

‹…› «Возвращение Максима» запечатлело короткий момент революционного подъема, пресеченный мировой войной. Фильм больше развивался в пространстве, чем во времени. Множество жанровых зарисовок, политических событий были объединены судьбой главных персонажей — Максима, Наташи, Мищенко, Ерофеева. ‹…›

Ханютин Ю. Художественное кино второй половины 30-х годов //  История советского кино. 1917–1967: В 4 т. Т. 2. 1931–1941. М.: 1973.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera