Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Об актерском амплуа
«Абсолютная повторяемость невозможна»

Я думаю, что очень сложная и противоречивая проблема однопланового использования актера не может иметь общего решения. Да и необходимо ли оно вообще? Достаточно решать ее в каждом конкретном случае.

Допустим, мне нужен актер на главную роль в фильме «Я шагаю по Москве». И пусть Никита Михалков сыграл бы к этому времени уже десяток подобных пареньков, меня бы это не смутило. И я бы все равно дал ему эту роль, так как он – такой, каким я его знал в то время, - был самым подходящим исполнителем роли Кольки. Меня устраивала его актерская и человеческая индивидуальность.

Я вообще не вижу причин жалеть актеров, играющих роль одного плана, хотя бы потому, что абсолютная повторяемость в разных фильмах просто невозможна. И потом, обязательно ли нужно стремиться «выпрыгнуть» из своей индивидуальности, преодолеть ее? Если ты ею об­ладаешь и являешься к тому же не­заурядной творческой личностью, то в созданных тобой образах всегда будет какой-то неожиданный пово­рот, встреча с тобой на экране бу­дет интересна и радостна. Комедий­ный актер Е. Леонов играет в карти­не «Тридцать три» комедийную роль, но он не похож на Е. Леонова «Полосатого рейса» и «Крепостной акт­рисы», потому что играет совсем в другой манере. Эта манера игры, предложенная талантливым, дума­ющим актером, повлияла и на весь стиль картины. Можно сказать, соз­дала ее стиль. Поэтому я считаю Е. Леонова полноправным соавтором фильма.

Но часто, к сожалению, успех или неуспех отдельной роли зависит толь­ко от таланта и труда сценариста и режиссера. А сам актер уже не тво­рец фильма — он исполнитель, даро­вание которого должен раскрыть и использовать режиссер. Конечно, та­кие актер или актриса, играя в филь­ме талантливых авторов, будут инте­ресны, понравятся зрителю и даже критике. Но что они будут делать дальше? Трудно предположить, что из ста с лишним картин, выпу­скаемых ежегодно, все окажутся прек­расными или хотя бы хорошими. А играть нужно во всех.

При всем при том не стоит забы­вать, что судьба актера зависит не только от него самого и режиссера, но и от зрителя. Ведь любовь зрителя к определенному актеру в определен­ном амплуа не назовешь чувством неразделенным. На него отвечает актер, под его влияние попадает ре­жиссер. Вспомните молодых М. Жа­рова, П. Алейникова, В. Дружни нова, Б. Андреева. Появись они в то вре­мя в других ролях (к примеру, Б. Андреев 30-х годов в роли преда­теля или шпиона), зритель не про­стил бы им этого. Да и сейчас по­пулярность обязывает. На роль Про­хорова в фильме «Тридцать три» я пригласил известного и очень хоро­шего актера, играющего положи­тельных персонажей. И он отказал­ся. Возможно, не хотел огорчать зри­теля, возможно, произошло почти полное отождествление себя и своих героев... Все это закономерно, и в этом нет ничего плохого.

С другой стороны, я понимаю, что актерам может быть неинтересно иг­рать роли одного плана. Но пусть они поставят себя на мое место ре­жиссера. Мне нужно снимать кар­тину, и, приглашая актера на роль, я забочусь прежде всего о соответст­вии его данных — и чисто внешних и характера его дарования, его воз­можностей актера — тому образу, ко­торый нужно сыграть. Эксперименти­ровать при этом нет ни возможно­сти, ни необходимости. На экспери­мент можно решиться только при условии хорошего знания актера по его ролям в кино и в театре или, наконец, просто по жизни.. Уверен­ность, основанная на знании, позво­лила мне пригласить без проб Е. Лео­нова, Н. Мордюкову, В. Невинного, Г. Яловича и всех остальных исполни­телей фильма «Тридцать три».

Но, конечно, еще очень поверхно­стно используется творческий диапа­зон наших актеров. Причем мы, ки­норежиссеры, знаем возможности киноактеров хуже, чем актеров театра. Это и естественно, так как на сцене легче увидеть одного и то­го же актера в ролях самого раз­личного плана: малочисленность труп­пы заставляет изучать и использо­вать весь диапазон актерских воз­можностей.

Да и в положении киноактеры худшем: не имея постоянной работы, они не могут ждать тех ролей, кото­рые хотелось бы сыграть.

Значит, киноактеру нужен свой театр.

Значит, нужно больше уделять вни­мания, больше заботиться об орга­низационном и творческом развитии уже существующего Театра киноак­тера.

Он позволит киноактерам поддер­живать форму, обеспечить постоян­ный тренаж. Он может удовлетво­рить потребность актера и режиссе­ра в эксперименте, в творческом по­иске. Он поможет кинорежиссеру лучше узнать своих актеров. Он, на­конец, если его возглавит талантли­вый театральный режиссер, станет, я уверен, театром самым нужным и любимым.

Данелия Г. Стиль Актера – стиль картины // СЭ. 1967 №11. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera