Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Юрий Богомолов о Данелии
Не восстает против действительности

Только люди с большим чувством юмора в России могут быть серьезными философами. И только философы способны на протяжении всей жизни оставаться искренними юмористами. 

Один живой пример — одессит Жванецкий. Другой — московский грузин (или грузинский москвич) Георгий Данелия. 

Не комедий у него две — «Сережа», снятая вместе с Игорем Таланкиным, и «Путь к причалу». И то самые первые. 

А дальше, дальше, дальше... комедии. Иногда более веселые и беззаботные. Как «Тридцать три», или «Я шагаю по Москве». Иногда безнадежно печальные. Как «Осенний марафон» или «Слезы капали». 

Чем дальше, тем печальнее. К тому дело шло при советской власти, к которой он был в общем довольно равнодушен. Не обличал ее, не показывал ей фиги в карманах, а напротив, доставал «Паспорт» из широких штанин. 

Отметился в отношениях с ней одним конфликтом. Это, когда в «Тридцати трех» слегка намекнул на ее самодовольство. Картину почти сразу задвинули на полку, где она пролежала двадцать с чем-то лет, в течение которых он снял семь картин, в том числе и ту, что стала его творческим девизом и жизненным принципом девизом: «Не горюй!». 

Начинал он как простодушный лирик, тот, что, шагая по Москве, руками разводил чужие беды, влюблялся сам, мирил других и всегда был в хорошем настроении. Большей частью по пустячному поводу. «А просто летний дождь прошел, нормальный летний дождь». 

Осенние дожди 70-х не способствовали оптимизму отдельно взятого человека в отдельно взятой стране. Тогда в среде советской интеллигенции стали модными разговоры о проблеме некоммуникабельности. Настолько, что над ней задумался даже слесарь-водопроводчик Афоня Борщов, которому, к слову сказать, этой самой коммуникабельности было не занимать — был бы рубль в кармане, приятель Федул с бутылкой и кто-нибудь третий со своим рублем. Но и он испытал что-то вроде сердечной недостаточности в отношениях с окружающим его человечеством. 

Словно чтобы дать пример глобальной и утонченной коммуникабельности, Данелия снимает «Мимино» — фильм о человеке, оторвавшегося от дома, облетевшего мир, повязавшего всех, кого встретил дружбой, и вернувшегося домой. 

Чтобы дать пример тотального взаимонепонимания, ставит фильм «Осенний марафон» о человеке, у которого отношения с друзьями, приятелями, любимыми только и делают, что рвутся. 

Может, одна из самых щемящих его комедий на эту тему — «Слезы капали». Здесь он вошел в кадр, а за кадром спел Шпаликова: «...А человек гостит у вас, прощается и в ночь уходит». Лирический герой Данелия здесь дошагался до того, что едва не повесился — веревка оказалась гнилой. Как и сама действительность. 

Данелия не восстает против действительности. Он к ней относится. Точнее, он с ней соотносится. Как с той, что называлась «советской». Как и с этой, что считается «рыночной». 

Богомолов Ю. Что на выходе из мифомира // Известия. 2001. 16 ноября

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera