Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Возвращение победителей
О фильме «Два Фёдора»

Хуциев, чуткий к малейшим общественным колебаниям в каждый данный момент эпохи, находил и для большинства последующих своих фильмов названия, образно выражающие нравственную, историческую, философскую суть момента. Принципы художественного подхода к действительности через сочетание сгущенной «прозы жизни» с поэзией её философского, социально-исторического осознания, не торопливые, но уверенно нараставшие перемены в понимании критикой и публикой избранного метода повествования, сближают, при всей разности манер, экран Хуциева с другим принципиальным художественным явлением того времени — прозой Юрия Трифонова. Его также долго «держали» в бытописателях, пока, наконец, критика и читатели (они — быстрее) ни обратили внимание на то, что писатель не столько достоверно живописует быт, сколько размышляет о затейливых зигзагах бытия, улавливая их неотделимость от не менее замысловатых зигзагов истории, минувшей или настоящей.

И, соответственно, — от «вечных» тем жизни!

По-своему, но, по сути, то же делал на экране Хуциев.

Картина «Два Фёдора», поставленная им на той же Одесской киностудии в 1958 году, связана с темой, которая волновала режиссёра ещё во времена первых творческих замыслов и в том или ином виде присутствует во всех его фильмах, — с темой Отечественной войны. Хуциев собирался посвятить ей картину по сценарию И.Г. Ольшанского «Дом, в котором я живу», близкому ему своим духом и стилистикой. Но сценарий был отдан другим режиссёрам.

В «Двух Фёдорах», как и в прочих картинах Хуциева, войны нет в её привычном, «батальном», обличии. Режиссёра, в первую очередь, интересуют не фронтовые события на театре военных действий, а «последействие» войны. Тот след, который оставляла она в душах воевавших. Павших и живых.

Картина «Два Фёдора», поставленная по сценарию сына вгиковского учителя Хуциева Валерия Савченко, о первом послевоенном времени. О драматическом переходе от войны с её, несмотря на все невзгоды, насыщенной духовной ясностью, — к миру с его неизбежной растерянностью вернувшихся недавних фронтовиков, которым предстояло начать жить заново на выжженной земле. В нередком, к тому же одиночестве на послевоенном пепелище. Смысловой тональностью, горечью фильм сродни щемящей интонации послевоенного, запрещённого Сталиным, стихотворению М. В. Исаковского «Враги сожгли родную хату».

В картине смятению чувств Фёдора старшего, принесшего с войны не только радость победы, а и вопрос, разъедающий душу бобыля-победителя: «Куда ж теперь идти солдату?», вторят снятые оператором Тодоровским в резкой черно-белой пластике тяготы послевоенного быта: остовы каменных развалин, почерневший вокзал, очереди, голодные лица, нищие, инвалиды. Та среда, в которой надо было теперь жить и выжить.

В облике В. М. Шукшина, игравшего взрослого Фёдора (после мгновенного появления матросом во 2-ой серии «Тихого Дона» Герасимова это был фактически его актёрский дебют), в своеобразном, непривычном для экрана, слегка тогда округлом лице ещё не обозначилась трагическая жесткость «Достоевских» скул. Но умение молчать, держать себя «в себе», нервно курить в кулак, носить застиранную до белизны гимнастерку и, главное, постоянно сохранять в узковатых глазах горечь затаённой тоски демонстрировали точность режиссёрского выбора. Актёр концентрированно выражал народную драму не только житейски, а и духовно опалённой эпохи на грани жестокой войны и счастливого, одновременно горестного, сохранившего военное «последействие» мира.

Но картина не исчерпывается пристальностью в фиксации «предметных» и духовных тягот послевоенного быта, за что на неё яростно обрушилась не одна лишь официальная критика, обвиняя в не «нашем» пессимизме, бескрылости. В том числе, обвиняя непривычного героя, не знавшего, «кому нести печаль свою?».

На самом же деле, фильм стремился обнаружить тонкие, гнущиеся на суровом ветру, но упорно пробивающиеся сквозь печаль и толщу тяжкого быта жизнестойкие ростки, отогревающие душу. Они спасают от одиночества простой, мужской дружбой взрослого и маленького Фёдора, голодного беспризорника-сироту, подхваченного взрослым в свою теплушку спешащего с войны эшелона.

«Надбытовой» слой снова оказывался по замыслу шире всего остального. Включая любовь Фёдора к Наташе, которую играла Тамара Сёмина. Играла другого, спасающего его от одиночества, ростка, потянувшегося к герою. Суть замысла, его повествовательных поворотов таилась не только в спасении любовью. И не в ревнивых, в связи с этим, переживаниях Фёдора маленького. Картина поднимала, в сущности, ту же, принципиально важную для нового времени, проблему, что и предшествующий фильм: право любого, даже маленького, человека, при всей несуразице детских мыслей, — быть человеком. Самим собой. Не быть, пусть даже неловко, ненамеренно, — отодвинутым в сторону. Поэтому «Два Фёдора», а не один. Оба — на равных.

Подземный гул исторической эпохи входил в картину не столько её реалиями, сколько через насыщенный реалиями пафос духовного высвобождения человека. Вместе с тем, суровый быт, его мужественная экранная пластика воздействовали гораздо драматичнее, нежели искренняя, однако несколько наивная, умилительная любовная фабула с её примиряющим всех венцом. Это объективно и давало повод критике для критики.

Но она не увидела за ослабленными фабульными поворотами напряжённой силы замысла. За якобы «чернотой» послевоенных реалий — светлой правды нравственных исканий в тех не простых для очень многих условиях вживания в мирную повседневность.

Рошаль Л. М. Оттепель. Новый этап в отечественном кино. Творчество Марлена Хуциева // Москва. ВГИК, 2015

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera