Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Готовы к черной работе

Дорогой Сергей Михайлович!

Дело в следующем: мы, Реваз Давидович Чхеидзе (род. в 1926 в семье писателя) и Тенгиз Евгеньевич Абуладзе (род. в 1924 г. в семье врача) в данный момент являемся ассистентами режиссера в Грузинском Гос. академическом театре имени Марджанишвили. В этом театре мы работаем под руководством заслуженных деятелей искусств, режиссеров В. П. Кутиташвили и В. В. Таблиашвили. Как очутились мы, совершенно молодые, на таком столь ответственном посту в театре, который хранит славные традиции прекрасного мастера театрального искусства Марджанишвили? Какой путь прошли мы до этой ответственной работы?

Будучи школьниками, мы горячо полюбили искусство, а в особенности — кино. Но кому не нравится кино в детские годы, спросите вы, но в нашей бесконечной любви к нему, будто было что-то похожее на фанатическое пристрастие; этим мы жили по сегодняшний день, и это побудило нас написать вам письмо. Среднюю школу нам пришлось оканчивать в тяжелые дни Отечественной войны. Это помешало выехать в Москву для продолжения учебы. Мы предпочли продолжить учебу в Грузинском Государственном театральном институте, на Тбилисской киностудии. Здесь мы поступили на режиссерский факультет и работали у заслуженных деятелей искусств — режиссеров Г. А. Товстоногова и Д. А. Алексидзе. В продолжение трех лет мы интенсивно работали, овладевая сложной спецификой режиссерского творчества.

Мы буквально с утра до вечера работали над собой: составляли режиссерские экспликации, работали с актерами над отрывками из классических пьес, ставили режиссерские этюды, устраивали творческие дискуссии и т. д. Настойчивый и упорный труд дал свои результаты: в течение трех лет мы были абсолютными отличниками учебы. Но нашу главную цель — кино — мы ни на минуту не забывали. Мы старательно знакомились и изучали интересные пути развития кинематографии и каждое новое киноявление. Мы видели ряд картин крупных режиссеров, но именно ваши полотна произвели на нас самые глубокие и неисчерпаемые впечатления. Такие фильмы, как «Александр Невский» и «Грозный», не говоря о гениальном «Потемкине», достигают зенита в развитии всемирной кинематографии.

Особенность вашего творческого стиля явилась источником нашего интереса и стремления. Мы любим. Мы любим ваши картины, в каждой из них мы находим новое, принципиальное, глубоко человеческие и многоговорящие композиции и часто хоть и старые, но интересные проблемы.

Ваши превосходные статьи, как «Статья Э», «Средняя из трех», «Монтаж 1938», «Вертикальный монтаж» и в особенности статья «О строении вещей» стали маяком на пути истинного искусства. По окончании III курса мы оставили институт, несмотря на то что до защиты диплома нам оставалось каких-либо полтора года. Наше решение, «сумасбродное» со стороны, вызвало изумление в кругу близких. Нас стали уговаривать и наставлять, призывать к «здравому смыслу». Но мы верили и верим, что избранный нами путь был верным и единственным. Это тот путь, на котором мы окажем самую большую услугу нашей социалистической родине. Мы с борьбой преодолели целый ряд препятствий, после чего с радостью приняли предложение дирекции Театра им. Марджанишвили работать в качестве режиссер-ассистентов у них. Что интересовало нас? Лишь одно — практика. В то же время институт не давал возможности выехать в Москву, для продолжения учебы, но через марджановский театр наша цель стала возможной.


Дорогой Сергей Михайлович!

Мы еще и еще извиняемся и просим прощения, если наше желание покажется вам «сумасбродным». Мы жаждем работать у вас.

Где, на каком посту и какую работу вы нам предложите, — все равно. Да пускай она будет черной, только бы быть рядом с вами и слушать вас. ‹…› 

Дорогие Реваз Давидович и Тенгиз Евгеньевич!

Очень рад был получить ваше письмо: нам, старикам, всегда приятно слышать о том, что не только мы были безумцами в молодости, но что это продолжается и в последующих поколениях!
И еще мне приятно читать и слышать, что молодежь интересуется замечательным искусством, каким иногда бывает кинематограф.
По существу же дела — следующее.
Я сейчас четвертый месяц в больнице — был сердечный приступ от перегрузки работы и не знаю, когда буду работать (тов. Абуладзе-старший объяснит вам, что такое «инфаркт»).
Вообще же, чтобы работать в кино, следует пройти через институт кинематографии.
Очень жаль, что вы не доучились до дипломов — сейчас диплом в жизни очень нужен — несмотря ни на какие таланты.
С дипломом было бы легче поступить в институт, но без института вряд ли что может получиться из вашего желания работать в кино. Из эпохи Ренессанса мы давно вышли (очень жаль), и система воспитания молодежи вокруг мастеров сейчас уже не практикуется! Подумайте серьезно об институте — жить в Москве также очень неплохо для молодежи искусства.
И еще должен вас предупредить: хлеб кинематографиста — тяжкий хлеб.
И труд — тяжкий, самый тяжкий из всех разновидностей художественного труда.
Поэтому крепко раскиньте мозгами, прежде чем броситься на это дело.
О том, что придумаете, — напишите.
Буду очень рад получить ваши письма.
Сердечный привет.
С. М. Эйзенштейн.
Р. S. Как в этом году тбилисские сулугуни?!

Абуладзе Т., Чхеидзе Р. Письмо С.М. Эйзенштейну // Киносценарии. 1999. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera