Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Кардиограмма фильма
О новаторстве творчества режиссера

Один из самых лучших отечественных аниматоров, он сыграл около (или больше — никто точно не знает) двухсот ролей, эпизодических и главных, в фильмах коллег.

И стал режиссером, когда уже было невмоготу молчать.

Повесть о том, как дворничиха, ставившая с утра до ночи на полной громкости одну и ту же пластинку Утёсова, довела его чуть ли не до безумия, которое, к счастью, разрешилось «Историей одного преступления», а не реальным убийством, Хитрук очень любил рассказывать сам. О том, что дебютный фильм 44-летнего режиссера буквально взорвал студию и какой в связи с этим был там «вселенский праздник», любят рассказывать очевидцы (человека скромнее Хитрука, сколько ни ищи, всё равно не найдешь). А лучше всего о значении этой 20-минутной ленты говорится в посвященном Хитруку фильме Сергея Серёгина: «До „Преступления“ в мультипликации царили общие законы, после — стали появляться другие фильмы, с другими пластическими ходами и другие принципы игры — более экономной и простой». И уже один только этот взрыв мог позволить Юрию Норштейну произнести ставшую крылатой фразу: «Все мы вышли из Хитрука...»

«Винни-Пух». Реж. Федор Хитрук. Художник-постановщик Эдуард Назаров. 1969

«Топтыжка» — опять новое слово в мультипликации, русская сказка, решенная живописно, — в ленте воспроизведен стиль Евгения Чарушина, и сделано это с такой потрясающей тонкостью и нежностью, что только диву даешься: такого мы еще не видели! Уже нет смысла вспоминать названия — «Каникулы Бонифация», «Фильм. Фильм. Фильм» или трилогия о Винни Пухе, уже не имеет значения хронология, потому что каждый фильм в свое время    становился событием, о котором говорят до сих пор, хотя последний — «Лев и бык» — был создан двадцать лет назад... И говорят не из уважения к мэтру, а потому, что действительно ни одна лента Фёдора Савельевича из жизни каждого зрителя (обратитесь к своему сердцу!) не уходит бесследно.

Эскиз к картине «Фильм, фильм, фильм». Реж. Федор Хитрук. Художник-постановщик Владимир Зуйков. 1968

Если сказать, что Хитрук вкладывал в каждую картину собственное сердце, собственную душу, — это будет справедливо. Но не только потому. Потому еще, что он, профессионал высочайшего класса, умел просчитывать наперед, как сделать, чтобы его волнение передалось зрителю, чтобы «напряжения» и «расслабления» чередовались в фильме в таком ритме, какой оптимален для содержания, формы и даже того неведомого, что закладывается в любое произведение искусства независимо от воли автора, если он талантлив. Разноцветную «простыню» с такими расчетами Фёдор Савельевич называл кардиограммой фильма.

И любая из этих кардиограмм — учебник ритма для аниматоров всего мира. Когда мальчику Феде было лет десять, учительница пения, послушав, как поет школьный хор, вызвала eго, единственного, к себе и восхищенно сказала, обратившись к остальным: «Вот у этого ребенка — абсолютный слух!» Не ошиблась. Абсолютный слух, абсолютный вкус, абсолютное зрение, абсолютно точная рука и абсолютно чуткое сердце...

Василькова Н. Федор Хитрук // Наши мультфильмы. М.: Интеррос, 2006.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera