Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Советую не читать субтитры

Мои картины — это тексты, пусть и не написанные или сказанные. Я пользуюсь уже довольно старым — ему больше ста лет — языком кино, на котором я и мои коллеги как-то умудрились изъясняться и быть понятными. Всегда советую не читать субтитры в моих фильмах, потому что надеюсь, что они будут понятны и без перевода. Любая фраза имеет мелодию и интонацию, которые должны прояснять смысл.

Иоселиани О. Самые противные — положительные герои [Интервью Олексия-Нестора Науменко] // Культура. 2009. 29 января.

[О фильме «Жил певчий дрозд»]
Слава Богу, что я его в свое время снял. Этот фильм принадлежит своему времени. Я был тогда тбилисский забулдыга, все знал про тбилисских забулдыг и снял про них кино. Те времена ушли и никогда не вернутся. Ни в мою страну, ни в какую другую. Нигде больше не будет места для такой небрежной трагедии. 

Иоселиани О. Я ничего не принимаю всерьез [Интервью Нины Цыркун] // Искусство кино. 1996. № 12.
 

[о документальных фильмах]
Никакого документального кино не существует. Как только вы поворачиваете камеру в ту или иную сторону, это уже ваш собственный выбор, не имеющий никакого отношения к объективности или документу. Когда мы склеиваем два куска пленки и выбрасываем то, что нам не нравится, это уже наша воля. Значит, это не документ. Сегодня можно снимать на видеокамеру бесконечные панорамы, но это будет так скучно, что перестанет быть документом.
В моих так называемых документальных фильмах нет Катрин Денев и Бондарчука, но люди все равно ходят так, как я им сказал, делают то, что я им говорю, например: «Повторите, пожалуйста, то, что вы давеча сделали», «Сделайте, пожалуйста, так, чтобы я вас видел с этой стороны», «Поверните голову направо». А что вытворял Дзига Вертов! Разве это документальное кино? Это его фантазии. Не верьте никаким документальным фильмам — их не существует на свете!

Иоселиани О. Самые противные — положительные герои [Интервью Олексия-Нестора Науменко] // Культура. 2009. 29 января.

‹…› все, что я думаю, все, что я делаю, в какой-то мере связано с моим детством, этим я обязан тем, с кем мне повезло или не повезло провести это детство. Это было в Грузии, но там же, в Грузии, другой социальный слой, другая группа людей может резко не принимать мою точку зрения. А так как эта, впитанная мной, культура все-таки относится к основам той культуры, которая существует сегодня на большей части европейской территории, для меня, я считаю, позволительно — снять фильм немножко о Франции, немножко о России, немножко об Италии, о Германии. Но осторожно очень. 

‹…› я сделал для телевидения четыре часа о Грузии, но это я сделал для телевидения специально, это такой жанр, и больше из этого жанра выжить, я думаю, нельзя. Для него нужно делать именно то, что люди должны посмотреть и воспринять как информацию, понять, а всякие художества — они, по-моему к телевидению неприложимы. Поэтому, если бы не было фильма на пленке, если бы его не было в ощутимом материальном виде, если бы не было темного зала и экрана, на который люди смотрят все вместе, то я бы кинематограф покинул. 

‹…› я никогда не ломал себе голову как ввести в тот или иной мой фильм какие-то абстрактные знаки, не имеющие отношения к повествованию, скажем. Но когда я снимал мою самую первую картину о цветах, тогда в советском кинематографе был период эзоповского языка, и я снял травку потом ее раскопали и снесли бульдозером, потом ее засыпали гравием, потом ее покрыли асфальтом, потом по этому асфальту прошел каток, а потом асфальт стал трескаться и травка стала из него пробиваться. Они прекрасно поняли, что это за асфальт, что за травка, хотя ничего конкретного за этим не скрывалось. Картину положили на полку, но каких-то суровых санкций ко мне не применили. Вот наверно был такой образ — никуда от него не денешься. Он, наверное, и в любом фильме есть, и особенно в «Листопаде», в грузинских моих картинах и в фильме, который я снял в Африке, допустим. Наверно, подсознательно я все время озабочен тем, чтобы все достойное, основанное на древнем опыте, выжило...

Иоселиани О. Для меня, я считаю, позволительно снять фильм немножко о Франции, немножко о России, немножко о Грузии... [Интервью Натальи Рюриковой и Марины Сергиенко] // Киносценарии. 1995. № 2.

Я затеял свои картины в разное время и с единственной целью — они как послание. И даже в бытность мою в Советском Союзе я все-таки снял все, что мог и как мог. И не использовал свое занятие ни в каких других целях. Послание это пришло ко мне от многих людей, живших до меня, и живших при мне моих товарищей и близких. И я бы хотел все это передать еще кому-то неизвестному, но все-таки известному моему собеседнику, которому это необходимо. То, что немного таких людей, готовых воспринять мое послание, меня не печалит. Кто-то же все-таки есть. Моим инструментом является кинематограф. Можно было бы написать книжки обо всем этом, но писать книги — занятие более сложное. Хотя и кино — непростое дело. Если его снимаешь, чувствуя ответственность за то, что делаешь, то это тяжело. Плюс ко всему надо найти еще и средства. Ручки и бумаги тут недостаточно. ‹…›
Так как тот или другой фильм я делал в свое время весьма серьезно, то мне абсолютно безразлично, кто и как его воспринимает. А если не воспринимает, значит, картина не для него. Я-то знаю, на кого ориентирован фильм. Никто не безгрешен на этом свете. Может, и я допустил ошибку, которую, увы, поправить уже нельзя. Но я очень старался все сделать максимально ясно и понятно для тех, кто его будет воспринимать.

Иоселиани О. "Не забывайте, что скоро все может кончиться" [Интервью Светланы Хохряковой] // Культура. 2006. 2 — 15 ноября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera