Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Земля под ногами
О войне в Грузии и возвращении на родину
Резо Габриадзе

Я долго не был дома

Спектакль «Какая грусть! Конец аллеи» я ставил в Швейцарии, а пьесу написал в Мюнхене, когда уехал из Грузии, где в то время парил унизительный диктат Гамсахурдии, смириться с которым я не мог.

Мне хотелось бы сказать слова благодарности Германии, которая приютила и дала возможность работать нашим художникам в тяжелый момент грузинской действительности. Для меня, привыкшего писать буквально «на подоконнике», условия работы в Мюнхене были сказочными — наверное, поэтому пьеса, которая долго не складывалась, — что называется, «пошла». А потом представилась возможность ее постановки — в Лозанне, в театре «Види».

И там, в городе, в котором работает Морис Бежар, у меня тоже оказались все условия для репетиций — они были особенно необходимы в это время, ибо я впервые ставил спектакль не с куклами, а с живыми актерами.

Пьесой заинтересовались «звезды» — Натали Пари — она играла в свое время с Жераром Филиппом и приезжала в Россию с «Вишневым садом», поставленным Питером Бруком, где она была Раневской; и другой бруковский актер Брюс Майер поверил в нашу затею, и Жан Шлегель — мы видели его в фильме «И корабль плывет» — тоже согласился принять участие в спектакле.

Словом, мне было отчего волноваться и как автору, и как режиссеру, и как художнику-постановщику, ибо многое в декорациях я делал своими руками.

Действие пьесы происходит в Кутаиси, и во время работы я часто отключался, чувствуя, как сжимается мое сердце при мыслях о Грузии, о Тбилиси, о моей родной деревне. Висел на телефоне, звонил друзьям, ждал добрых вестей, но они были невеселыми.

Тем временем актеры входили в мир, который я им предлагал. Они попали в Зазеркалье, в маленький городок на границе Европы и Азии, на кладбище, ибо все герои пьесы были мертвы. Не стану скрывать — в работе меня не покидало ощущение, что мне дали поиграть на скрипке Страдивари и мои огрубевшие советские руки с трудом привыкают к этому чуду. Когда-нибудь я поподробней расскажу о счастье, которое испытал, все время чувствуя веру и доброжелательность актеров.

Потом я сделал перерыв, помчался в Грузию, чтобы впервые принять участие в выборах главы государства Эдуарда Шеварднадзе. Разрушенный Тбилиси, голод, холод, война и горечь обиды от непонимания многими того, что происходит на самом деле.

И снова после бреда Шереметьево счастливая Швейцария, так похожая и не похожая на мою Грузию.

В марте была премьера и приглашение в театры Франции и Германии с какой-либо из моих пьес.

А я снова в Грузии, где по ТВ идут страшные передачи с места боев и где смертоносные орудия несут смерть и разрушение моей маленькой стране, гибель моим друзьям — актерам, художникам, музыкантам. А вечером — «Вести» и непонятные улыбки на устах ведущих — или это мне кажется?

К этому времени из эмиграции — иначе не скажешь — начали возвращаться наши художники, режиссеры, композиторы, потому что сейчас через мученья Грузия начала строить демократическое государство. И что оно будет именно таким, мы уверены.

Моя страна хочет мира, хочет добрых отношений с соседями: с Россией, Украиной, Турцией, Ираном и, конечно, с традиционными друзьями — Арменией, Азербайджаном, народами Северного Кавказа. Я вспоминаю Тбилисский театральный институт и северокавказцев, которые учились у нас — где они теперь?

А сам я вернулся в свой марионеточный театр, доля которого теперь очень тяжела, и работаю над спектаклем Нико Пиросмани, о Моцарте и Сальери. И продолжаю серию книг — «Галактион», «Мой фарфоровый Гете», и снова — Пушкин. Там же, в Лозанне, была моя выставка — словом, все было вроде бы хорошо, но недаром первый раз в жизни я сделал трагедию.

Не хочу и не буду плакать, но мир, в котором я родился, вырос, мир Грузии в опасности. Я уехал из той Грузии, которую не мог принять и возвратился в ту, которой всем обязан и которой готов служить, сколько хватит сил, дабы в ней снова воцарился столь присущий ей дух созидания и согласия. И чтобы это не звучало громко, я просто хочу делать спектакли, искать новые пути вместе с моими коллегами, делиться с ними опытом, который приобрел.

И не завидуйте мне, что я был в Швейцарии — я работал по четырнадцать часов в сутки и висел в непонятном пространстве, не чувствуя родной земли под ногами.

Габриадзе Р. Конец аллеи // Экран и сцена. 1993. № 26 −27. 8-15 июля.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera