Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Сам себе закон
Марина Дмитревская и Дмитрий Савельев о сценаристе
«Мимино». Реж. Георгий Данелия. 1977

Неизвестно, кто из сообщников-сценаристов, авторов «Мимино», придумал сделать Валико вертолетчиком, и назвать его по-грузински Соколом, и чтобы он кур грузил, и чтобы бурчал в усы про «чито-грито», птичку-невеличку. Но по всему выходит, что это — Реваз Габриадзе, его затея. Слишком все сходится. Ведь и Боря-Гадай, тосковавший по Вивьен Ли в спектакле «Осень нашей весны», был птичкой. А другого пернатого невеличку, бронзового Чижика-Пыжика, Резо Габриадзе поселил в Питере, где тот притулился у гранитного бока Фонтанки, да так и прижился. И Пушкин — чью мечту они с Андреем Битовым исполнили, послав в заморское путешествие и сочинив по такому поводу книжку «Пушкин за границей», — был на его графических листах тоже похож на птичку. Да и сам Габриадзе — существо перелетное. Драматург, режиссер, создатель театра кукол-марионеток и ресторанчика при нем, художник, скульптор — сочинитель, выдумщик. Всю жизнь мигрирует: из страны в страну, из журналистики в кино, из кино в литературу, оттуда в театр; постоянно и отовсюду сбегает в живопись и скульптуру, из жизни — в вымысел. И хранит память о Грузии в пальцах.

Он вольный, он сам себе закон и порядок, и предпринятая было в конце восьмидесятых попытка усадить его на пафосный шесток образцовского кукольного театра — смешная перестроечная благоглупость, которую надул в начальственные демократические головы шалый ветер перемен. Резо Габриадзе погоняет и хранит другой ветер, перемен не знающий.

Фильмография Габриадзе миниатюрна, как птичка-невеличка. И изящна, как она. «Не горюй!» и «Мимино» — эти две вещи стоят тысячи тонн сценарной руды.

Всего к двум фильмам причастен он в девяностые — «Кин-дза-дза» и «Паспорт». Оба сделал Георгий Данелия, оба про мигрантов, как Габриадзе. Но про мигрантов поневоле, не по доброму выбору. Одного зашвырнуло на Землю обетованную по чужому паспорту, других из-за легкомысленно нажатой кнопки забросило в галактику Кин-дза-дза. Несмотря на сюжет-полет, были эти фильмы тяжеловаты на подъем, не радовали той совсем не легкомысленной легкостью, той мужской грацией, какими брали их прежние с Данелия произведения. Тем не менее, и в комедии позднесоветских положений, и в антиутопии Габриадзе различим. И таксист, и прораб с музыкантом, куда бы их ни бросила судьбина — на родину ли иудеев, к чатланам ли с пацаками — тащат с собой свое, отечественное и личное. Черты, привычки и опыт, от рождения данные и благоприобретенные, — все то, из чего «сделаны» их частные миры. От того и мучаются, тем и спасаются. Так и Резо Габриадзе: в каком бы пространстве — театра, кино, графики, слова — он ни объявился, все подчинит закону собственного мироустройства, раз и навсегда заведенному миропорядку: печальному и чудному, с равнозначным ударением на первую и вторую гласную.

Дмитревская М., Савельев Д. [Резо Габриадзе] // Новейшая история отечественного кино. 1986–2000. Кино и контекст. Т. I. СПб.: Сеанс, 2001.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera