Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
В роли Александра Адуева
О спектакле «Обыкновенная история»
Галина Волчек, Игорь Кваша и Олег Табаков

Театр и актер Олег Табаков — исполнитель роли Александра, — разумеется, штудировали работу В. Белинского и, больше того, видели в ней одну из основ собственного художественного решения. Но именно собственного, учитывающего в первую очередь взгляды нового зрителя. Именно поэтому обыкновенная история — история того, как молодой человек «обкатывался» на дорогах жизни, одну за другой терял иллюзии, — эта история представляется театру не столько закономерной, сколько трагической...

Вспомните, в самом деле, каким является перед нами Александр Адуев поначалу? Безусловно, положительным, безусловно, привлекательным, безусловно, искренним в своих стремлениях и клятвах рисует нам О. Табаков своего героя. И та любовь, которую он завоевывает у зрителя, является важнейшим моментом режиссерского замысла. Нам надо поверить в него такого, чтобы потом ощутить всю горечь разочарования.

...Финал, в котором Александр Адуев предстает перед нами вполне «отформованной» личностью, впечатляет тем сильнее, что по контрасту к нему дается другой финал — финал жизни его дядюшки, Петра Адуева, образ которого увлеченно и точно истолковывает Михаил Козаков. Здесь мы оказываемся свидетелями горького парадокса: человек, первым выливший ушат холодной воды на восторженную голову Александра, останавливается в растерянности перед последствиями собственных поучений...

Галина Волчек поставила умный спектакль.

Лордкипанидзе Н. Воспитание чувств // Правда. 1967. 13 сентября.

«Обыкновенная история». Постановка театра «Современник». 1966

О. Табаков, играя Адуева-племянника, и М. Козаков, играя Адуева-дядюшку, «остраняют» их, чтобы расчесться кое с чем в себе (то есть в «Современнике»), в своем прошлом (то есть в прошлом театра).

Поначалу очень легко принять «Обыкновенную историю» за историю о том, как сталкивается мечта с вульгарным здравым смыслом, чтобы в конце концов обнаружить его несостоятельность. Но Табаков не дает это сделать с первых минут сентиментального прощания с маменькой, барышней соседкой и любезным другом.

Оттого, что на этот раз он играет молодого, очень молодого человека, исполненного благих порывов и веры в жизнь, то есть исконное свое «амплуа», — степень «остранения» не уменьшается. Напротив. Наделяя Адуева-младшего полной мерой своего обаяния и искренности, актер нет-нет да и высунется вдруг из роли, чтобы насмешливо подмигнуть залу эта роль — жемчужина иронии.

Очевидно, что «Современник» стал выходить из того кризисного состояния, главной опасностью которого было самоповторение, угроза коротких штанишек. «Остранив» своих прежних героев, прежний стиль и тему, он сумел как бы отделить их от себя и тем самым стать выше.

Туровская М. Современники своего времени // Театральная жизнь. 1990. № 14.

 

Олег Табаков в этом спектакле почти не пользуется гримом. «Нет ли в этом желания поддержать тех, кто считает, что век театральных гримеров окончился», — первая мысль, что пришла мне в голову, когда я увидел бледное лицо артиста.

Но по мере того как развивалось действие, становилось очевидным, что гримироваться Табакову было не нужно. С какой неловкостью слушает Александр — Табаков циничные наставления своего дяди! Румянец так и заливает его щеки. Зато в последней сцене с Наденькой лицо его становится мертвецки бледным. Разве могли бы мы все это заметить сквозь толщу театральных красок?

События развиваются с кинематографической быстротой. Одно состояние тут же сменяется другим. Весь арсенал средств актерской выразительности заключен в самом исполнителе. Это требует особой сосредоточенности. Малейшая неточность может привести к катастрофе. И артист постоянно помнит об этом.

Трансформация Александра происходит за сценой. Мы расстаемся с ним в тот момент, когда он, разуверившись, решает покончить с прежними идеалами. Этот монолог звучит как приговор тому страшному обществу, которое толкало человека на моральное самоубийство. И Табаков именно так его и произносит.

Поюровский Б. Необыкновенная история // Московская правда. 1966. 23 марта.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera