Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Лелик, давай!
Галина Волчек о молодом Табакове на сцене и за кулисами
«Шумный день». Реж. Георгий Натансон, Анатолий Эфрос. 1960

Олег Табаков ходил с огромным рыжим портфелем, который ужасно не сочетался с его тоненькой шеей, небольшой головой, худенькими плечами и абсолютно детским выражением лица.

Это было десять лет назад, когда несколько человек окончивших школу-студию МХАТ во главе с Олегом Ефремовым попробовали осуществить свою мечту и стали по ночам, в свободное от основной работы в других театрах время, репетировать и организовывать театр «Современник», тогда студию молодых актеров.

Табакова все называли Лелик, так, как его звала мама детстве, потому что никому в голову не могло прийти применить к этому мальчику серьезное взрослое имя Олег. Рыжий портфель, который он не выпускал из рук, был «дирекцией» театра-студии молодых актеров: там лежали все бумаги и документы, доказывающие наше еще не совсем легальное, но все-таки положение, а Лелик, который не расставался с портфелем, был общественным директором, бухгалтером, администратором нашего театра-студии. Именно в это время мы получили от В. Розова пьесу «В поисках радости» и Олегу Табакову поручили роль Олега Савина. Не типажное и не возрастное сходство вчерашнего школьника Олега Табакова и сегодняшнего школьника Олега Савина определило такую большую удачу артиста Табакова в этом спектакле, а позднее в фильме «Шумный день». Настоящие актерские создания возможны только при совпадении личной гражданской темы актера-человека и того материала, который он играет. Олег Табаков, выросший в интеллигентной семье саратовских врачей, знавший, что такое трудовой рубль, заработанный его матерью, много читающий, увлекающийся театром, видящий, с одной стороны, благородство, трудолюбие, честность, доброту, с другой — ханжество, лицемерие, приспособленчество, мещанство, как многие послевоенные дети, сумел произвести в жизни правильный отбор. Вполне сформировавшимся юношей он приехал в Москву учиться в школу- студию МХАТ. И как многие мальчики, приезжающие из провинции, Олег стал жадно вбирать в себя Москву. Вбирал все: и спектакли МХАТ, где он учился, и театральное общежитие, где он жил на стипендию, и улицу Горького. Он ходил в музеи, смотрел фильмы, читал книги, которых раньше не читал, его интересовали стихи ровесников: Евтушенко, Вознесенского, Рождественского, тогда начинающих поэтов. Заводил новые московские знакомства.

Запомнил похороны Сталина. Никогда не забудет первые встречи со зрителями на выпускном спектакле и трудности возникновения театра «Современник», в который он пришел, получив диплом актера.

И вот когда на сцену выходил Олег Савин и с детской, но вполне осознанной ненавистью к любому компромиссу, мещанству, лицемерию хватал отцовскую саблю и начинал рубить полированную мебель Леночки, в зале каждый раз рождался отклик на подвиг маленького мальчика Олега Савина, который соединился с молодым актером-гражданином Олегом Табаковым.

Позднее, когда Лелик пришел и рассказал, что его пригласили сниматься в фильме «Шумный день» режиссеров Эфроса и Натансона, мы все волновались, сумеет ли он донести до экрана то живое, трепетное, первичное, что родилось на сцене.

«В поисках радости». Постановка театра «Современник». 1960. Фото Михаила Озерского © Sputnik / Scanpix / LETA

И вот весь наш, тогда еще небольшой, коллектив на премьере фильма «Шумный день» в кинотеатре «Художественный». И снова, теперь уже по экрану, бежит в клетчатой рубашечке среди толпы москвичей внук Чапаева и Николая Островского, младший брат Севы Багрицкого и Олега Кошевого, наш ровесник Олег Табаков. И, несмотря на то, что Табаков до этого сыграл главную роль в фильме Швейцера «Саша вступает в жизнь» по повести Тендрякова, настоящим дебютом Табакова в кино был фильм «Шумный день». Я думаю, что это не случайность, а закономерность. Вся деятельность Табакова в кино очень связана с тем, что он делает в театре «Современник». Его удивительный артистизм и главное — его личная тема помогли Олегу Табакову сыграть не одну роль на сцене театра и в кино.

Вот Табаков в «Современнике» играет Толю в спектакле А. Кузнецова «Продолжение легенды», и мы сопереживаем герою, который не выдерживает трудностей жизни и хочет бежать со стройки. Мы не ругаем малодушного птенца, а понимаем и пытаемся разобраться в тонкостях души и психологической закономерности такого поступка. И когда он остается на стройке и понимает, что такое «соль и гордость» земли, мы постигаем эту радость с Толей — Олегом Табаковым.

А параллельно на экране Табаков знакомит нас с Виктором — героем фильма «Люди на мосту» режиссера Зархи по сценарию Антонова. И снова мы встречаемся с человеком из породы тех, кто не отступится от правды, не покривит душой, с человеком, который до конца верен своей любви, нелегкой, мучительной. Правда, в этом фильме, к сожалению, не происходит «чуда» создания, что в «Шумном дне», так как талант Табакова, удивительно чуткий к правде, искренности, безыскусственности, не может победить некоторой придуманности и литературности этого сценария. Вообще профессия актера сложна, наверное, в первую очередь потому, что она вторична, то есть зависима от того литературного материала, который нам предлагают. И на пути актера театра и кино встречаются, конечно, неравноценные сценарии и пьесы, и почти всегда, за редким исключением, удачи и неудачи бывают связаны и с этим. Кроме того, актер взрослеет, набирается опыта, мастерства, а вместе с этим, к сожалению, и штампов. С одной стороны, известность и популярность, с другой — потеря высочайшей требовательности к себе.

Вот что подстерегает каждого из нас, актеров. К сожалению, никто не застрахован от этих опасностей. Но «сердитый» мальчик кончился и в литературе, и в кино. Он повзрослел. Да и Олег Табаков вырос и начал искать новую тему, тему, где бы он не самовыражался, а перевоплощался в того героя, который его теперь интересовал, не важно, совпадает его внутренняя актерская сущность с сущностью героя или нет.

В этой связи принципиально важной актерской работой следует считать его Николая Бабушкина в «Молодо-зелено». Казалось, индивидуальность этого героя и актера почти противоположны: Бабушкин прост, наивен, не подвержен ни сомнениям, ни интеллигентским рефлексиям. Он спокойно ощущает себя хозяином страны, земли. Кроме того, если предыдущие герои Табакова и он сам — интеллигентская поросль, то Бабушкин — крестьянский сын.

В работе над этой ролью актеру пригодилась и накопленная профессиональная техника, и умение глубоко проникать в существо роли, и способность выбирать из всего увиденного в жизни именно те детали поведения, которые наиболее точно раскрывают данный характер.

Этот образ получился очень интересным, отличным от предыдущих, хотя в нем кое-где и видны швы актерской работы: наигрыш и излишняя простоватость.

Этот образ получился интересным потому, что актер внес в его трактовку известную долю иронии. Показывая некоторую инфантильность, примитивность своего героя, он как бы говорит, что Николай Бабушкин не абсолютно подготовлен для того, чтобы стать настоящим героем, что ему необходимо внутренне совершенствоваться, много чувствовать и много видеть.

С Евгением Евстигнеевым

Теперь Олег Табаков пополнел, повзрослел. Ему уже около тридцати лет. Он известный актер. Его уже многие называют Олег Павлович. Он ходит с красивой коричневой папкой на молнии, где лежат очень серьезные и важные документы, доказывающие абсолютно легальное положение театра-студии «Современник» — он председатель месткома нашего театра. Но иногда он входит в театр легкий, быстрый, с невероятной внутренне решимостью, и кажется, что он сейчас швырнет папку, схватит саблю и начнет снова рубить мещанство, пошлость, равнодушие и цинизм. В такие минуты очень хочется заорать во все горло:

— Лелик, давай!

Волчек Г. Олег Табаков / Актеры советского кино. Вып. 3. М.: Искусство, 1967.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera