Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
«Неудобный» для умозрительных концепций
Реплика Олега Ковалова

‹…› даже в серьезных журналах встречаются удивительные вещи ‹…› огромная статья Д. Островского о «мутациях культурного сознания конца 20-х годов» под давлением крепнущего тоталитаризма[1]. Их сейсмографом и выразителем объявляется Б. Барнет, традиционно считавшийся режиссером «незавербованным». Ан нет, оказывается, он просто ловчее других выполнял социальный заказ — в мертвые схемы вдыхал интимную задушевность, делая осточертевшую «пилюлю» приятной для общеобязательного употребления. Но как мешает киноведу то, что должно бы вызывать у эрудита благоговейный трепет, — сам... киноматериал, как мучительно пытается критик преодолеть... Барнета, в принципе «неудобного» для вытягивания «из него» умозрительных концепций! Во имя них приходится многословно доказывать, что Наташу Коростелеву, пленительную «девушку с Коробкой», зритель полюбил за пролетарскую прямолинейность «утопического «нового человека». Да видел ли критик фильм? Наташа там занимается, так сказать, «индивидуальной трудовой декятельностью» (делает шляпки для продажи) — то есть является тем самым «мелкобуржуазным элементом», что дружно осмеивали фельетонисты 20-х годов и который поэтизировал Барнет.

Она — воплощение уютной и неистребимой «старорежимности», и поэтому ее полюбил зритель. Критика раздражает, что чинуши из домкома выступают у Барнета не как представители власти, что должна «карать» и «миловать» героев, а как частные лица, растерянные перед запутанностью их любовных отношений, — но как раз это живо и интересно. Странно, что молодой интеллектуал видит здесь художественный просчет, по сути, призывая режиссера к однозначности решений — однозначными решениями критику легче манипулировать.

Этим он обрекает себя на внутреннюю слепоту, мешающую выстроить действительно интересную киноведческую концепцию — скажем, о грандиозном по замыслу и воплощению фильме «Мисс Менд», первом законченно «постмодернистском» произведении советского экрана. Но Д. Островский объявляет киносериал сокрушительной неудачей за то, что он создан «не по правилам»...

Ковалов О. Трагедия бесстилья // Искусство кино. 1995. № 6.

Примечания

  1. ^ «Киноведческие записки». 1994. N 22.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera