Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Мадам, куда вы будете смотреть?
Вспоминает Ия Саввина

...Море. Пустая набережная. Снимается ответственный кадр — первое появление в картине. Жара природная усиливается операторским светом и многочисленными щитами, покрытыми серебряным блеском — «подсветки». Жить мне или испариться от жары — приговор Москвина. Он хозяин времени. С закрытыми глазами, чтобы на миг съемки силой воли открыть их в слепящее пространство, встала я на отведенное мне место, думая, что это будет тянуться целый год. Приоткрыла глаза — скоро ли? Москвин в неизменной синей робе двигался легко и красиво, молча поправляя подсветки. Прибор, к которому прикасалась его рука, замирал в нужном и точном положении. Эта молчаливая симфония из фигуры художника, света и пейзажа тогда впервые поразила меня. Оказалось скорее, чем это мог предположить даже искушенный в кинематографе человек.

Потом на экране вместо белого, почти неонового, гнетущего и праздничного одновременно, ялтинского дня была пыльная, душная, укрытая маревом Ялта Чехова. Это сделал Москвин. ‹…›

Стали снимать сложную сцену под условным названием «Падение Анны Сергеевны». Обычно я приходила на площадку в гриме и костюме в девять утра. И не было случая, чтобы Москвин не подготовил свет. Он почти никогда не был у кинокамеры, там царил его ученик Дмитрий Давыдович Месхиев, или Дэдэ, как его называл Москвин, Андрей Николаевич руководил светом. И когда я поняла, что вся группа: осветители, операторы, режиссеры, партнер, художники — готовы к съемке, и я должна сейчас в кадре начать одну из основных сцен фильма, мне стало так не по себе, что забыла, зачем я здесь вообще.

— Мадам, куда вы будете смотреть?

(Москвин не хотел мириться с тем, что меня, как и героиню, зовут Сергеевной, он некоторое время называл меня Васильевной, пока не перешел на привычное «мадам».)

— Куда прикажете, Андрей Николаевич.

— Смотрите, куда вам удобнее. Я поставлю вам собеседника. Какого хотите, красненького или синенького? (Имелся в виду маленький фонарь, который Москвин ставил мне, как партнера, для общения. Чтобы он не давал ненужного света, фонарь затягивался бумагой — красной или синей).

Сцена не ладилась. Уже заканчивался рабочий день, я злилась, Баталов очаровательно улыбался, я еще больше злилась, И. Е. Хейфиц огорчался, я еще больше злилась на себя, что огорчаю его; все не так, все плохо, еще секунда, и зареву, а сделать с собой ничего не могу. Москвин выключил свет и сказал:

— Идемте.

— Куда, Андрей Николаевич?

— Идемте, говорю.

Я послушно пошла за ним. Никто не проронил ни слова, хотя оператор прекратил съемку. Молча привел меня Москвин в свою операторскую кабину, молча заварил чай, молча протянул мне огромную чашку, налил себе, мы сидели и минут десять молча пили чай.

— Прошло?

Сцену мы сняли очень быстро.

Только теперь я поняла, что тишина на съемочной площадке, безукоризненная работа бригады осветителей — все это не из-за страха перед «суровым» Москвиным, а из-за огромного уважения к нему.

Саввина И. Андрей Николаевич Москвин // Кинооператор Андрей Москвин. Л., 1971.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera