Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Мастеровой
О присущей Москвину манере жить и работать

В его поведении, в манере говорить и держаться была сознательно выпяченная, сознательно культивируемая «мастеровщина».
Мне не подобрать другое слово — может быть, «мастеровитость», но «мастеровщина», по-моему, лучше. ‹…›

У Москвина была своя манера жить, своя манера пользоваться вещами. Это была манера мастерового, который умеет приспособить для своих целей любую вещь — от столика красного дерева до подобранной на улице заржавленной гайки. ‹…›

В его поведении не было стилизации. Он действительно любил и умел работать руками. Хотел все сделать сам. И делал. ‹…›

На съемках фильма «Иван Грозный»

Я навсегда запомнил, что как-то еще в двадцатых годах, придя к Сергею Михайловичу Эйзенштейну, снимавшему в Ленинграде «Октябрь», я застал в его комнате Андрея Николаевича и Эдуарда Казимировича Тиссэ. Сидя у маленького стола, они что-то рассматривали и что-то вычисляли.

Я хотел поздороваться с ними, но Эйзенштейн меня остановил:

— Не мешайте. Они высчитывают, каково фокусное расстояние в глазу комнатной мухи. ‹…›

Зачем? Не знаю. Но думаю, что это было им нужно. Они оба были деловые и серьезные люди.

— Андрей Николаевич! — сказал Козинцев. — Надо бы снять этот эпизод так, как вы сняли такие-то кадры в такой-то картине.

— Нельзя, — ответил Москвин.

— Как это нельзя? Почему? — вскинулся Козинцев.

— Объектив переделал, — пояснил Москвин.

Может быть, для этого ему и нужно было знать о фокусном расстоянии в мушином глазу. Для переделки объектива или еще для чего-то другого, но делового. ‹…›

Когда я думаю о характере Андрея Николаевича, о том, что в нем совмещались мастеровщина, удивительное эстетическое чутье, деловитость, стеснительность, резкость, вежливость (я не знал человека более вежливого, чем Москвин), то мне кажется, что во всем его характере была сознательная ломка самого себя. ‹…›

И вот он выбрал для себя аскетическое поведение, выбрал позицию мастерового, избрал занятие техникой, а не эстетическими побрякушками. ‹…›

Он мог рассуждать о фокусном расстоянии в глазу комнатной мухи, но никогда об искусстве. Оно было для него делом интимным и личным, таким, о котором не говорят.

И именно он, человек, демонстрировавший пренебрежение к эстетическим ценностям, человек, преданный технике, стал не только одним из величайших операторов мировой кинематографии, но и сделал эту работу искусством. ‹…›

‹…› он никогда не повторял удавшиеся ему кадры, удавшиеся приемы съемки. Он каждый раз заново решал стилистическую задачу, даже если материал давал возможность повторения. Но Москвин искал значений, искал образ, а не эффектное освещение или ракурс.

«Юность Максима». Реж. Григорий Козинцев, Леонид Трауберг. 1934

Вот почему после «Нового Вавилона», наверное, самой изысканно красивой картины эпохи, в которой Москвин нашел способ передать плотную и изменчивую световую среду постимпрессионистов, он снял строго, почти хроникально тускло и аскетически сдержанно «Юность Максима». ‹…›

А потом был «Иван Грозный», где каждый портрет, каждый интерьер — совершенная живопись. ‹…›

Москвин никогда не выпячивал свое умение, свой вкус. Он думал об искусстве больше, чем о своем месте в нем. Мы никогда не искали в фильмах «манеру» Москвина, привычный его «почерк». Мы узнавали его в разнообразии, в щедрости, в удивительной выразительности, в точности стиля. Дисциплина, самоотверженное подчинение своего искусства общей задаче — фильму — вот что было для него более всего характерно.

Блейман М. Мастеровой // Кинооператор Андрей Москвин. Л.: Искусство, 1971.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera