Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Динамика революционной эпохи
Валентин Туркин о фильме

Современники помнят, что фильм пользовался огромным успехом не только у молодежи, которой был адресован в первую очередь, поскольку совсем молодыми были его герои и романтикой чистой и горячей юности вдохновлялись их боевая дружба и героические подвиги. Нет. Для всех, в ком жива была память о волнующей эпопее гражданской войны, кто ждал от советского кино живого отклика на воспламененные революцией чувства, на жажду самоотверженного труда и героического подвига, для всех — и старых и юных — фильм «Kрасные дьяволята» прозвучал как звонкий голос молодых сил революции, как боевой призыв к верности ее заветам, как удар по гнилым преградам, мешающим искусству смело вторгнуться в жизнь, стать оружием революционной борьбы и страстной политической агитации.

Сейчас, в уже значительном отдалении от того времени, когда появились «Красные дьяволята», становится ясным, как сложно протекала борьба на идеологическом фронте, как нелегко преодолевались в кинематографической среде художественные вкусы и навыки, оставшиеся от дореволюционного кино. Отрекаясь от сентиментально-мещанской мелодрамы с ее низкопробной, адюльтерной тематикой, духовной опустошенностью и фальшивой красивостью, люди устремились на поиски среди существующих киножанров наиболее подходящего, «созвучного революции», который отвечал бы и «динамике революционной эпохи» и задачам создания кинозрелища, увлекательного для массовой аудитории. На одном из направлений этих исканий и возникла мысль о «красном детективе», или «коммунистическом Пинкертоне». Эта идея вдохновлялась главным образом кассовым успехом импортных кинобоевиков, появившихся в первые годы нэпа на наших экранах. Афиши кинотеатров пестрели тогда ошарашивоющими названиями иностранных картин и именами чужеземных кинозвезд, красавиц и трюкачей: «Невеста солнца» с участием «красавицы», «королевы экрана» Руфи Ролланд, «Дом ненависти» и «Священный бриллиант» с Пирл Уайт, «Презирающий смерть» и много других фильмов с Гарри Пилем, многосерийные «последние похождения знаменитой обезьяны «Жана», и т. д. и т. п. Почти все фильмы подобного рода, спекулируя на естественной жажде зрителей к увлекательному зрелищу, приносили лишь вред, уводя от жизни, прививая нездоровую мораль и дурные вкусы.

И вот в этой-то обстановке и возник вдруг фильм, возник неожиданно, — непохожий ни на американские трюковые боевики, ни на наши отечественные приключенческие ленты с их погонями за шпионами и похитителями дипломатических документов, — фильм, просто и убедительно разрешивший задачу, которую тщетно пытались решить на кривых и путаных путях приспособленчества и компромисса. Это были «Красные дьяволята» — картина, которая заставила умолкнуть праздноболтающих о подражательном пути создания увлекательного советского фильма, которая сделала беспредметными разговоры о «красном детективе» и «коммунистическом Пинкертоне» и которая утвердила существование и наименование новой, порожденной духом нашей революции, жанровой формы увлекательного киноповествования: героическо-приключенческого фильма.

Все в этом фильме было необычно, как-то очень свежо и молодо. И увлекающие своей духовной красотой и физическим здоровьем юные герои: Миша, его сестра Дуняша и присоединившийся к ним на их пути юноша — негр Джонсон. И то, что их роли с увлечением исполняли не драматические актеры, а подкупающие своей искренностью и непосредственностью молодые артисты цирка Есиковский, Жозеффи и Кадор Бен Селим. И простой и ясный сюжет без тайн и особых хитросплетений, в котором каждый трюк, каждое приключение, каждый подвиг совершаются во имя благородной цели и свидетельствуют о высоких моральных качествах героев. И, наконец, общий дух фильма: молодая романтика, действенная мечта о подвиге, революционный порыв, страстная устремленность к борьбе и победе, которые пронизывают весь фильм, увлекают, превращают эту вымышленную и не претендующую на фактическую достоверность историю в произведение подлинной художественной правды, в героическую легенду, ярко отражающую дух эпохи, пафос революционной борьбы.

Были отдельные попытки со стороны некоторых критиков формалистического толка увидеть в «Красных дьяволятах» подражание американскому детективу. Но истина как раз в другом — И. Н. Перестиани скорее полемизировал своим фильмом с американским кино. Он очень свободно подошел к выбору средств и формы для передачи на экране приключенческой повести П. А. Бляхина. Он шел от ее материала, от ее молодой романтики и революционного пафоса. Волнуют в фильме не только и не столько события, в которых нет поражающей воображение сложности, которые мотивируются очень наглядно и доходчиво, сколько благородство чувств, верность дружбе, беззаветная преданность делу революции; волнуют простые и жизненные драматические коллизии — смерть отца от вражеской пули при налете банды махновцев на станцию, сцены допроса молодых героев бандитами, перипетии их освобождения, борьбы, подвигов. Зрителям становится по-настоящему близка и дорога чудесная тройка молодых энтузиастов, смельчаков, героев, продолжателей дела своих отцов, борцов за лучшее будущее. Их похождение нечто большее, чем просто авантюра, просто детектив. Здесь сюжет приключенческий становится по духу и по содержанию близок героической эпопее. И эта близость подкрепляется показом широкого и активного социального фона, в обстановке которого развертываются приключения героев. Фильм отличает от обычного детектива и широкое использование средств комедии, сатирического гротеска в сочной манере народного фарса и героического фольклора.

Бляхин и Перестиани создали подлинно народный фильм, и в этом нужно искать объяснение его исключительного в свое время успеха.

Появление «Красных дьяволят» было сигналом начала быстрого и замечательного расцвета советского киноискусства. В наше время, отделенное от этой эпохи более чем тремя десятками лет, «Красные дьяволята» живут больше уже в предании, но в предании дорогом и прекрасном, как лучшие воспоминания молодости нашего кино, набиравшего тогда силы, расправлявшего свои крылья.

Туркин В. «Красные дьяволята» / Искусство миллионов // М.: Искусство. 1958.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera