Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Праведники и грешники
О дилогии Ромма в киномифологии 30-х годов

<...> фильм — «Ленин в 1918 году» (1939) начинался с изображения карты Советской России. Она сжималась, как шагреневая кожа, под натиском белогвардейских и иностранных полчищ. Голод, хозяйственная разруха, заговоры эсеров и зарубежных агентур — в этой сложнейшей обстановке делала Советская власть свои первые шаги. Но та же нота счастливой уверенности в неизбежной конечной победе, которая с такой силой звучала в фильме «Ленин в Октябре», сохранялась Щукиным и в этой картине. Исполнение артиста стало здесь более зрелым и проникновенным. В нем появились новые краски.

 

Ленин — сочувствующий, внимательный, молча гладящий девочку по головке, выслушивающий ее наивный и горестный рассказ о мамке, что померла с голоду, и Ленин — гневный, требующий от Дзержинского немедленно расстрелять спекулянтов хлебом. Контрасты, переходы настроений проигрывались актером мастерски. Режиссер и актер сложно, разнообразно рисуют характер Ильича. Его задор бойца в сцене выступления на заводе Михельсона, когда он почти с удовольствием читает вражескую записку: «Шкуры ваши натянем на барабан» — он и не ждал от врага ничего другого, он готов к борьбе. И гневное движение, с которым он поворачивается к стреляющей в него Каплан, и мальчишеский азарт, с которым он прячет от доктора книги, и веселый гнев, с которым он распекает старого большевика Полякова за упущения по службе.

 

В фильме «Ленин в 1918 году» проявляются и те представления о взаимоотношениях народа и вождя, революции и интеллигенции, те концепции пролетарского гуманизма, которые все сильнее начали проступать в конце 30-х годов. В этом смысле знаменательны почти все прямые идеологические споры в фильме.

 

В начале картины Горький приходит к Владимиру Ильичу просить за арестованного профессора Баташова. Он ручается за его честность и лояльность. Ленин хмурится, пишет записочку Феликсу Эдмундовичу, и тут же «очень осторожно, как бы боясь прикоснуться к больному месту», говорит: «Но вообще, Алексей Максимович, мне хотелось бы сказать вам вот что... Вы делаете — огромное дело, а все эти „бывшие“ только путаются у вас под ногами. Вот что я хотел вам сказать». <...>

 

Быть может, одной из самых сильных сцен фильма, где во всей мощи проявился режиссерский темперамент Ромма и изобразительное мастерство оператора Волчека, явилась сцена покушения на Ленина. Ликующая толпа провожает Ленина после митинга. Пустынный заводской двор. Черная фигура Каплан, отделяющаяся от стены, сухие хлопки выстрелов и медленно оседающее тело Владимира Ильича. А затем камера взмывает вверх и панорамирует застывшую в глубокой скорби толпу рабочих, море сгорбленных спин, голов, резко очерченный круг в середине, где Ленин на руках у Василия и шофера. Затем медленно выезжающая со двора машина, и скорбь, переходящая в ярость, через двор ведут Фанни Каплан. Кольцо рабочих вокруг нее, удерживающее толпу, и руки, стремящиеся достать, ударить, разорвать... Вот кому-то удалось схватить ее за волосы, рвануть, и растерзанную, страшную террористку
тащат дальше. Сцена обрывается, она эмоционально не разрешена, — ведь зрителю хочется видеть здесь, немедленно расправу над преступницей, хочется возмездия. Преступление требовало наказания. Но оно оставалось за кадром. Однако идеологический итог этого эпизода подводится в картине, когда раненый Ленин обращается к Горькому: «Вот вам и решение нашего спора, Алексей Максимович! Нет, мы не были суровы... — Он переводит дыхание. — Вот и мне досталось от интеллигенции... пуля!» Надо отметить, что во второй редакции фильма, сделанной в 1957 году, были купированы некоторые сцены, акцентирующие тему предательства в партийной среде, такие, как эпизод с Бухариным, где он выступает участником заговора против Ленина, указывает Василию заведомо ложную дорогу, и Василий не успевает на завод Михельсона, не успевает предотвратить покушение. Однако не эти сюжетные линии определяли общую атмосферу фильма. Главным в нем оставался образ Ленина <...>.

Ханютин Ю. Художественное кино второй половины 30-х годов // История советского кино. 1917–1967: В 4 т. Т. 2. М.: Искусство, 1973.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera