Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Русская версия французской темы
Глеб Панфилов о Жанне д’Арк

Я пишу сценарий о Жанне д’Арк.

Это не уход от современности. Это — верность теме. Меня, как и прежде, интересует сильный характер. Герой из народа. Натура одаренная. Жанну д’Арк я считаю своей современницей, потому что патриотизм, любовь к родине, к народу, самоотверженность, отвага и нравственная чистота — непреходящие качества.

Отважная девушка на коне, с мечом и развевающимся белым знаменем — образ, знакомый нам с детства по картинкам из хрестоматии, учебникам истории и литературы.

Мы не знаем подлинного изображения Жанны, если не считать единственного прижизненного рисунка девушки, сделанного секретарем Парижского парламента на полях регистра 10 мая 1429 года, когда парижане впервые узнали о снятии осады с Орлеана. Рисунок этот не имеет ничего общего с оригиналом. Известно из свидетельств современников, что Жанна была девушкой коренастой, с живыми черными глазами, отличалась крепким здоровьем, помогавшим ей в многотрудной походной жизни. Жанна обладала ясным умом и сильным характером. Была девушкой смелой, настойчивой и целеустремленной. Ей минуло 17, когда она освободила Орлеан, и 19, когда ее сожгли.

Но, не сохранив изображения Жанны, время сберегло для нас бесконечно более ценное — документы, протоколы, свидетельства ее друзей и ее врагов. Оно сохранило для нас и подлинные слова отважной девушки. О Жанне д’Арк мы знаем больше, чем о любом из ее современников. Но трудно найти другого человека XV века,
чей образ представлялся бы потомкам таким загадочным. ‹…›

История Жанны столь обширна, что каждый исследователь находит в ней свою тему, свой аспект. Одних интересуют ратные подвиги девушки; других — ее беспримерный поединок на суде с крупнейшими богословами века; третьих — ее происхождение; четвертых — загадочные стороны ее психики. Одни утверждают, что Жанна была девушкой даровитой, другие отрицают это, ссылаясь на ее неграмотность, неважную память, подчеркивая, что за два года пребывания при дворе Жанна едва научилась расписываться, и то, замечают они, очень уж коряво. Справедливости ради надо сказать, что обе точки зрения имеют немало аргументов в свою пользу, что привело к возникновению третьей. Да, утверждают ее сторонники, Жанна действительно была девушкой заурядной, но озаренье свыше помогло ей сделать то, что она сделала. Иначе чем же все это объяснить? — вопрошают они. В самом деле, чем же? — спросим мы.

Да, Жанна д’Арк действительно не знала грамоты — она не умела ни писать, ни читать, отчего вся ее корреспонденция шла под диктовку. Это факт.

Зимой 1429 года она пешком отправилась из деревни, где жила, в город Шинон к дофину Карлу, будущему королю Франции Карлу VII, чтобы убедить его дать ей войско для снятия осады с Орлеана. Это тоже факт.

8 марта 1429 года Жанна встретилась с: Карлом, имела с ним беседу и, получив войско, 8 мая сняла осаду с Орлеана. И это факт.

Теперь, если только вдуматься в смысл этих фактов, не говоря уже об остальном — о Реймсе, о суде и о костре, на который ей предстояло взойти, нетрудно понять, какой великий энтузиазм, какую волю и незаурядную находчивость надо было проявить хотя бы только для того, чтобы попасть из деревни во дворец. Ведь это было не сказочное перенесение на ковре-самолёте, а дикость и бездорожье, дожди и стужа, родительский запрет под страхом проклятья и разбойничьи банды на дорогах; наконец, стража у ворот дворца и просто средневековое чванство и предрассудки, бесконечная иерархия и классовая рознь. И все-таки Жанна преодолела это. И не только это, но и многое-многое другое,
что и спустя пятьсот лет кажется нам, жителям XX столетия,
по-прежнему фантастическим, феноменальным, неповторимым.

Интересно, что сама Жанна никогда не преувеличивала своей роли. Став во главе войска, она говорила: «Солдаты, я поведу вас в бой, и бог пошлет вам победу». И она вела их в бой. Мужество девушки внушало мужество мужчинам.

Только и всего? Да.

Вопреки тем, кто, восхищенный ею, пытался представить ее полководцем, врожденным мастером фортификации и артиллерийского дела, Жанна была знаменем армии,
ее духовным началом. Но военачальником она никогда
не была, хотя и присутствовала нередко на военных советах.
И даже, как свидетельствуют очевидцы, ей это очень нравилось. И еще… Жанна д’Арк была девушкой чистой и целеустремленной, но это не мешало ей любить красиво одеваться, пользуясь услугами лучших портных королевства, и даже более того — ей нравилось производить хорошее впечатление на мужчин. Она была француженкой — ни больше ни меньше. Но великой француженкой. Ее величие — в величии ее любви. К отечеству и своему народу. Когда на суде ее упрекнули в излишнем жестокосердии к противнику, Жанна ответила: «Все дело в том, что французы убивают англичан, чтобы освободить свою землю, а англичане убивают французов, чтобы отнять ее». ‹…›

Карл Дрейер, по происхождению датчанин, создавая «Страсти Жанны д’Арк», думал на своем родном языке, а не по-французски. Поэтому его фильм мы можем рассматривать как версию датского художника, признанную французами. Японец Акира Куросава, экранизируя «Макбета», далеко и свободно уходил от поэзии шекспировского слова, но остался верен его образам, строю
мыслей и чувств, найдя им адекватное выражение на экране.
И что поразительно, по мере просмотра фильм, все очевиднее обнаруживая в себе японские черты, как бы все больше, становился английским, шекспировским. Отсюда напрашивается вывод: русские должны делать по-русски. А как же иначе? И нужно ли иначе?..

Поэтому любое произведение о Жанне, сделанное русскими, будет русской версией на французскую тему. И не исключено, что, оставаясь таковой, версия эта тем более станет французской, чем более окажется русской. В этом парадокс искусства и его сила.

 

Панфилов Г. «…На высоких кострах горели…» // Литературная газета. 1971. 15 сентября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera