Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Фильм увлекает — как это ни странно
Отзыв журнала «Рабочий и театр»

Удивительно, право! Почти три года прошло со времен «Дворца и Крепости», открывшего собой эру грандиозных постановок советского кино. За эти три года «Потемкин», и вот целая плеяда молодых, талантливых мастеров кино-искусства — с одной стороны; сотни прекрасных по оформлению и масштабу западных «боевиков», из которых внимательный взгляд извлекает наилучшее и показательное — с другой стороны.

В области постановок исторических фильмов, кинематография выработала свои методы:

  1. История, как пышный фон для авантюрной или любовной интриги (америк. фильмы);
  2. История, как сюжетный материал для богатого оформления постановок (итальянск. и немец. фильмы);
  3. История, как предмет изучения быта и как показ динамики социальных сил (советские фильмы).

Методы постановки «Декабристов» — сплошная эклектика, смешение стилей.

Уровень «Дворца и Крепости» (1924 г.) и «Декабристов» (1927 г.) — на равной высоте. Тот же подход к теме, та-же социальная установка, те же приемы работы с актерами, тот же монтаж и т. д.

Но то, что казалось откровением в 1924 г., то подвергается жестокой критике в 1927 г. Все это кажется неубедительным и поверхностным, по меньшей мере.

В действии нет слитности; положения не вытекают одно из другого; кадры не цепляются друг за друга. Вместо крепкого фильмового стержня — серия иллюстрационных картинок к романтической повести о декабристах.

Монтаж — наивный, местами непонятный, запутанный, местами просто удивляющий своей детской логикой (вечные и обыденные параллели, противопоставления и т. п.).

Актеры — несколько десятков человек, из коих многие показаны не более двух секунд — не могли разыграться по дарованию. Втиснутые в тесные расшитые побрякушками мундиры, они были беспомощны и в театральном представлении вели себя по-театральному. Хочется только выделить мягкий, чуть сладковатый образ Анненкова (Б. Тамарин) и четко-обрисованный, очень удачный образ Трубецкого (Г. Мичурин).

Таковы впечатления от «Декабристов»: большие надежды, малооправданные.

…И все-таки фильм увлекает — как это ни странно. И критик, оценивающий по заслугам все его недостатки, не может пройти мимо того интереса, который он возбуждает, мимо горячей волны симпатии, идущей с экрана в зрительный зал — и обратно.

Все дело — в теме: одним своим существованием она возбуждает и держит в напряжении. Одна эта надпись «14 декабря 1825 г.» увлекает больше, чем все блестящие балы. И чем ближе к концу, тем больше втягиваешься в этот поток, столь знакомых и близких событий так, что невольно забываешь о кустарности фильма, в целом.

 

Захаров И. [Без названия] // Рабочий и театр. 1927. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera