Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Интонация грузинской комедии 1960–1970-х
О фильме «Настоящий кавказец»

Кассир одного из ленинградских учреждений и его жена-домохозяйка Софочка представляют себе Кавказ по старым романам и боевикам Госкинпрома Грузии. Приглашенный в гости грузинский киноактер не торопится разрушать эти представления. Завороженная рассказами гостя Софочка решает поехать на Кавказ вместе с ним, но в последний момент благоразумие берет верх. Однако об этом не успевает узнать обнаруживший отсутствие жены кассир. В результате он оказывается вместе с актером в вагоне поезда «Ленинград — Тифлис» и становится дорогим гостем в хлебосольной столице Грузии со всеми традиционными последствиями. Домой кассир возвращается в полном облачении джигита — кинжал, черкеска, сапоги — вот только снять все это с себя оказывается серьезной проблемой.

В пересказе «Настоящий кавказец» выглядит запоздалой версией фарсовых «комических» раннего русского кино: пожилой муж-толстяк, легкомысленная молодая дамочка-жена, душка-актер плюс виды курортного юга… На самом деле, решительно ничего общего с этим жанром вторая комедия Геловани-режиссера не имеет. Скорее, она предсказывает по интонации грузинские комедии 1960–1970-х с их чудаковатыми и милыми персонажами. Фильмографическая справка Госфильмофонда утверждает: «В фильме сделана попытка высмеять экзотическое представление о жителях Кавказа». Но в том и прелесть картины, что никого в ней не высмеивают, а просто — добродушно посмеиваются. Прежде всего — над героями, оказавшимися (как, кстати, и в предыдущей постановке Геловани «Молодость побеждает») в плену отживающих свой век традиций. И над экзотикой их отразивших «боевиков из кавказской жизни» Госкинпрома Грузии середины 1920-х (кстати, Дмитрий Кипиани в роли киноактера иронически изображает самого себя в этих боевиках). «Истинно кавказский наряд», от которого с таким трудом освобождается в финале бедный кассир, начинает смотреться чуть ли не метафорой. Само течение жизни ведет к отказу от традиций. Именно в ходе его прежние формы становятся нелепы и наглядно неудобны, потому и отказываются от них с таким облегчением.

Мир здесь не враждебен человеку, но расположен к нему. И треугольник мнимый — жена не собирается изменять мужу, и соперник оказывается гостеприимным хозяином. Даже Ленинград 1930 года, данный в фильме на редкость обильно и выразительно, предстает вполне обжитым, уютно многолюдным городом, где течет живая повседневная жизнь.

Возможно, в сценарии и присутствовал сатирический запал. Как-никак, его автор, в будущем известный исторический романист Акакий Белиашвили, в ту пору был еще правоверным футуристом из знаменитой группы с выразительным названием «Мемарцхенеоба», что означает: «левизна». Но в киноинтерпретации сюжета явно ощутима добродушная интонация постановщика картины — она та же, что и в фильме «Молодость побеждает».

Собственно, эта интонация к 1931 году, когда была завершена работа над фильмом, делала «Настоящего кавказца» зрелищем столь же несвоевременным, как и подражание ранней «комической».
Над комедийным жанром нависает «серьезный гражданин» из предисловия к «Золотому теленку» с его угрожающим:
«Что за смешки в реконструктивный период?» Сатира еще возможна, хотя и она чаще всего не доходит до экрана. Но комедия подобного типа в самом начале 1930-х обречена — именно так канула в небытие после жесточайшего разноса в прессе близкая «Кавказцу» по интонации «Крупная неприятность» А. Попова и М. Каростина с титрами Зощенко. Поэтому картине Геловани попытались придать правильную идеологическую направленность посредством стихотворных титров-комментариев, написанных раешником. Больше всего — и по форме, и по цели — они напоминают тексты, которыми для разных властей комментирует свою глубоко безыдейную «Драму на пляже» герой Е. Леонова — «кинематографщик» Пашка в фильме «Гори, гори, моя звезда».
Вот как, например, в титрах первого варианта представлен зрителю герой: «„Ветер с Кавказа“ в руках, в голове мешанина… Вот вам образчик советского мещанина». Но убедительности происходящему на экране это явно не добавляло. Так что «Кавказского разбойника» (так называлась картина в этой версии) представить по завершении в Москву, очевидно, не решились. Режиссеру поручили — для «перековки», очевидно — снимать агитпропфильм «Дело доблести» (кстати, второе название — «Встречный»). Как и большинство образцов этого жанра, кино у Геловани получилось растерянное и вымученное. Его Москва запретила «как антихудожественное произведение, компрометирующее тематику соцсоревнования». А «Кавказский разбойник» тем временем продолжал таиться в закромах Госкинпрома. Только через три года, в 1934-м, поменяв титры на нейтральные, переименовав «Кавказского разбойника» в «Настоящего кавказца», студия отважилась представить его в Главрепертком. Что и спасло картину. Несвоевременная в 1931-м, теперь она пришлась как раз, ибо, как пояснял в 1934-м строгий рецензент «Известий» Хрисанф Херсонский: «…у нашего зрителя еще никогда не было так много потребности веселиться, смеяться, шутить. Вот почему снисходительно и без всякой скуки смотрятся даже очень малоискусные, но сколько-нибудь веселые фильмы. К таким всецело относится комедия „Настоящий кавказец“».

Впрочем, критика особого внимания на картину не обратила — уже начинались бои по поводу «Веселых ребят», завершалась работа над «Чапаевым» и «Юностью Максима». В результате, даже в таком обстоятельном и внимательном труде как «Советская кинокомедия» Р. Юренева «Настоящий кавказец» в отличие от фильмов «Молодость побеждает» и «До скорого свидания» не то что не рассматривается, а вообще не упоминается. И большинство грузинских киноведов он не заинтересовал ни с какой стороны, а ведь ценен хотя бы тем, что это последняя большая роль героини «Красных дьяволят» Софьи Жозеффи. И лишь Кора Церетели не раз отмечала достоинства этой картины. Во многом благодаря ей «Настоящий кавказец» и попал в программу.

 

Марголит Е. Настоящий кавказец // XX кинофестиваль «Белые Столбы». Каталог. М.: Госфильмофонд, 2016. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera