Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«Повесть о молодых супругах»
Фрагмент сценария

Большой письменный стол.

На столе стакан, забрызганный акварельными красками.

В стакане — ветка сирени. У чертежной доски знакомый нам молодой человек, только он уже не в сером пиджаке, а в синей прозодежде.

На круглых стенных часах половина шестого.

Молодой человек чертит сосредоточенно.

У окна бритый, длиннолицый человек с густыми, вьющимися, седыми, как снег волосами и с очень простым, очень наивным, даже как бы удивленным лицом. Он смотрит на молодого человека с таким же пристальным вниманием, как тот на чертеж.

Молодой человек работает и от времени до времени улыбается так же широко, как на улице, во время утреннего происшествия с цветами.

И каждый раз лицо наблюдающего за ним человека делается еще более удивленным.

— Сережа, а Сережа! — не выдерживает он, наконец!

— Да, Степан Николаевич?

— Что вы улыбаетесь своему чертежу, как хорошенькой девушке!

— Разве? — удивляется Сережа. — Неужели я улыбаюсь!

Улыбаясь, разглядывает он чертеж.

И вдруг говорит не оборачиваясь:

— Я женился, Степан Николаевич.

— Ну да?!

— Честное слово, не шучу!

— Давно?

— В субботу, Степан Николаевич. Сегодня четвертый день, как женат.

— Поздравляю.

— Спасибо, Степан Николаевич.

Степан Николаевич смотрит в окно. Видит улицу, освещенную солнцем. Люди, толпящиеся у трамвайных и троллейбусных остановок, маленькие, как муравьи. И то чуть насмешливое удивление, с которым смотрел он на Сережу, — меняется. Теперь Степан Николаевич глядит вниз с удивлением задумчивым, слегка грустным. Но вот он трясет головой, сердито отгоняет, как муху, какую-то неприятную мысль. Подходит не спеша к Сереже.

— Ну, докладывайте: на ком женились?

Сережа смеется.

— Да ведь я вам только что все подробно рассказал.

— Не слышал! — отвечает Степан Николаевич, — Думал о своем. Ну? Чему вы радуетесь? Вы знаете, в каком вы положении. А? Женился. Это все равно, что взялись бы вы корабль вести вокруг света, понятия не имея о том, как это делается. Жить вместе — это целая наука. Впрочем, ну вас к черту.

Сережа смеется.

— Вы счастливы, что ли?

— Честное слово, очень! — отвечает Сережа. — Я сам удивляюсь, как будто другой человек стал. Ну, счастлив, Степан Николаевич, и все тут. И не то, что стесняюсь, а хочется всем рассказывать. Что такое, а? Хожу — улыбаюсь... Ну что скажешь, а?

Степан Николаевич вдруг тоже широко улыбается.

— Да уж тут, пожалуй, ничего не скажешь. Только берегите его!

— Кого?

— Счастье.

— Что-то я об этом уже второй раз слышу сегодня, — удивляется Сережа.

— Мало. Сто раз надо вам повторить.

— Везли, понимаете ли, по улице цветы...

— Ладно! Потом о цветах. Рассказывайте сначала о жене. Какая она?

ххх

 

Обеденный стол.

Посреди стола — знакомая нам ветка сирени в высоком бокале.

За столом молодая женщина — лет двадцати двух. В лице ее больше всего поражает выражение детской доверчивости. И ростом она мала, и свои маленькие руки сложила она перед собою на столе, как маленькая девочка. И смотрит она не мигая, с пристальным, глубоким, детским интересом на своего мужа. На Сережу.

— Какая она? — рассказывает Сережа... — Я, конечно, тут немного растерялся. Вижу тебя перед глазами как живую. А что ему объяснить? Смотрю на него и смеюсь. И он смотрит и смеется. Где познакомились? На фронте. Давно? В сорок третьем году. Ну, это, говорит, хорошо. Давно. Успели, значит, хорошо друг друга узнать. Я молчу... Как зовут? Маруся. Имя хорошее. Где работает? Учится, химик. Курс? Третий. Ну, говорит...

Сережа внезапно замолкает.

Маруся ждет терпеливо, спокойно, доверчиво глядит прямо в глаза мужу.

Пауза.

— Смотри-ка! — говорит Сережа удивленно. — Подумай-ка! Сколько времени гляжу тебе прямо в глаза — и не стесняюсь. Всегда как-то неловко долго смотреть в глаза. Ну... девушкам. А тебе смотрю в глаза и не стесняюсь. Маруся! Ты плачешь, что ли! Да? Почему?

— Люблю тебя очень, — отвечает Маруся.

ххх

 

Начало белых ночей. Около десяти часов вечера, но в комнате так светло, что лампочка не включена. Сережа работает у чертежной доски.

Вдруг он поднимает голову и прислушивается. Маруся поет за стеной. Поет, как часто поют люди, задумавшись — неведомо что, неведомо как, каждый на свой лад.

Сережа подкрадывается к двери, заглядывает в соседнюю комнату. Маруся сидит на подоконнике. Окно открыто. Маруся смотрит задумчиво на улицу.

Напротив, на глухой стене дома, огромный, освещенный солнцем плакат, с кипарисами, белой террасой, необыкновенно синим морем. Надпись на плакате призывает откладывать в сберкассе деньги на летний отпуск. Под глухой стеной недавно разбитый сквер, с молодыми деревьями, газоном, клумбами в красных тюльпанах. В сквере кричат дети. Настойчиво гудит у ворот машина, просит, чтобы ее пустили домой.

Звонит трамвай.

И над всем этим гулом, ничего не слыша, задумавшись о своем, Маруся поет, едва слышно, на свой любимый лад.

— Будем учиться! Будем учиться! Будем стараться! Будем стараться!

Раскрытая книга, по всем признакам учебник, лежит у нее на коленях. Ветер шевелит листами книги.

Сережа смеется.

Маруся поворачивается к нему спокойно. Она нисколько не удивлена появлением мужа. Кивает ему ласково. Хлопает ладонью по подоконнику — зовет присесть рядом.

— Будем учиться? — спрашивает Сережа.

Маруся кивает головой.

— Будем стараться?

Маруся кивает головой.

— А в учебник и не глядим?

Маруся улыбается.

— Все помалкиваем? — спрашивает Сережа, усевшись на подоконник.

Маруся кивает головой.

— Ну, расскажи быстренько — о чем помалкиваешь?

Маруся кивает головой, послушно.

— Сейчас!

Она собирается с мыслями, глядит на Сережу со свойственным ей выражением детской доверчивости и начинает:

— Значит, так. Просмотрела я одно место в органике. Послезавтра идти на практику, надо все вспомнить. Верно? Потом стала я смотреть на улицу. Так? Потом увидела этот плакат. Захотелось мне путешествовать. Посмотрела на эту девушку...

— Что ты смеешься? — спрашивает Сережа.

— Потом скажу! — отвечает Маруся. — Посмотрела я на эту девушку на плакате и удивилась, что она могла найти вон в том, с усами, который нарисован с ней рядом? И стала думать о том, как люди встречаются, как выбирают друг друга, как ссорятся, как расходятся. Вспомнила, что сказал тебе Степан Николаевич: жить вместе — целая наука. И стала петь песенку: будем учиться, будем стараться...

Маруся хохочет неудержимо, закрыв лицо руками.

— Ну, что? — спрашивает Сережа. — Ну, чего ты? Скажешь?

Маруся кивает головой.

— Ну?..

— Ты, — объясняет Маруся, — ты меня передразниваешь. Честное слово. Нечаянно. Что у меня на лице, то и у тебя. Я открою глаза, и ты тоже. Я говорю, а ты губами шевелишь. Обидно!

— Что обидно? — удивляется Сережа.

— Что я засмеялась. Мне это так нравилось!

Сережа улыбается.

— Со мной это всегда, когда я внимательно слушаю. Ты знаешь, что это значит? Это значит, что ты очень впечатлительный. Ну, а теперь иди.

— Иду! — отвечает Сережа, не двигаясь с места.

— Сережа!

— Иду!

— Не порти завтрашний вечер. Завтра месяц! Пойми! Целый месяц, как мы вместе. И не было еще у нас ни одного свободного вечера. По городу погуляем! Иди, кончай чертеж.

— Иду! — отвечает Сережа, не двигаясь с места.

1947-1949

Шварц Е. Повесть о молодых супругах // Шварц Е. Золушка: [киносценарии] / Евгений Шварц; [вступ. ст. А. Германа; коммент. Е. Грачевой]. СПб.: Сеанс; Амфора, 2006.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera