Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Вражеская проповедь
Злоключения фильма «Закон жизни»

Картина была принята Комитетом по делам кинематографии 23.05.40, получила разрешительное удостоверение от 31.05.40 и вышла на экраны 07.08.40.

17.08.40 после редакционной статьи в «Правде» «Фальшивый фильм», положившей начало очередной кампании по ревизии советского кино, разрешительное удостоверение на прокат картины было аннулировано.

Из статьи в «Правде»:

«Картину „Закон жизни“ можно было бы счесть просто одной из плохих картин, выпущенных за последнее время, если бы не некоторые особенности этого фильма. Автор картины А. Авдеенко взялся трактовать о законах жизни, поучать молодежь, утверждать те каноны морали, которым, по его мнению, должна следовать молодежь нашей страны. Но мораль фильма ложна, и сам фильм является насквозь фальшивым. Если выражаться точно, фильм „Закон жизни“  — клевета на нашу студенческую молодежь.

Клеветнический характер фильма особенно ярко проявляется в сценах вечеринки студентов-выпускников медицинского института. Авторы фильма изобразили вечер выпускников в институте, пьяную оргию: и студенты и студентки напиваются до галлюцинаций. Авторы фильма смакуют эти подробности, еще и еще раз в десятках кадров показывают сцены бесшабашного пьяного разгула. И по фильму ни администрация института, ни общественные организации, ни сами студенты, завтрашние врачи, не только не останавливают, не прекращают этого безобразия, но и сами принимают в нем активное участие.

«Закон жизни». Реж. Борис Иванов, Александр Столпер. 1940

На пьянку и разложение подбивают студенческую молодежь руководящий комсомольский работник Огнерубов — циник, внутренне гнилой человек, враг, разлагающий молодежь, через быт пытающийся внушить ей вражеские идеи. Авторы фильма дают полный простор своему герою Огнерубову, проповедующему беспорядочную любовь и разврат. По фильму выходит, что эта вражеская проповедь Огнерубова безотказно находит доступ к сердцам и умам студентов, завтрашних врачей, и „принципы“ Огнерубова реализуются тут же, в аудитории, в пьяной оргии. В этих, да и в последующих сценах фильма видно своеобразное возрождение арцыбашевщины, которой в свое время пытались отравить молодежь, отвратить ее проповедями половой распущенности от политики, от революционного движения.

Сценарист и режиссеры наделили опустошенного и подлого врага качествами „сильного человека“, всячески облагораживая его даже к концу фильма, когда, просмотрев добрых три четверти картины, зритель, наконец, видит (к своему немалому удивлению), что Огнерубова разоблачают. Конечно, происходит комсомольское собрание. Конечно, произносятся горячие речи. Конечно, зло наказано, а добродетель торжествует. Но и тогда подручные Огнерубова остаются неразоблаченными и ненаказанными.
А сам Огнерубов, оставшись одиноким, сохраняет, если верить авторам фильма, и гордость, и достоинство, и даже благородство.

Эта поза лжива насквозь, ее выдумали „творцы“ фильма.
Ибо люди, подобные Огнерубову, при всей своей вредоносности, мелкотравчаты. Когда их разоблачают, они ползают на коленях, стеная и взывая к жалости, ибо им страшно оставаться наедине с собой. Огнерубовых заглушает крепкая мужественная среда советских людей, наделенных волей, энергией, здоровой жизнерадостностью, радостным мироощущением.

В конце фильма авторы, отдавая дань духу времени, нехотя разоблачают Огнерубова, тем самым пытаясь приспособиться к нашей советской действительности, затушевать подлинное глубоко вредное существо картины. Однако разоблачение Огнерубова в фильме ничем не мотивировано — ни логикой драматургического действия, ни ситуациями фильма, ни жизненной правдой, являющейся спутницей подлинного искусства.

Авторы, видимо, рассчитывали, что „благополучным концом“ им удастся обмануть зрителя. Но и здесь авторы просчитались. Наш зритель вырос и в состоянии оценить по достоинству подобный фальшивый фильм.

Тем более странно, что некоторые газеты расценили фильм
„Закон жизни“ как „событие“ в советской кинематографии».

7.08.40 в Комитете по кинематографии состоялось обсуждение статьи, вызвавшее цепь аналогичных обсуждений на «Мосфильме», в Доме кино и т. д. На «Мосфильме», в частности, с осуждением фильма выступили А. Мачерет, Ю. Райзман, М. Ромм и др. Любопытно, что в своем ответном выступлении Б. Иванов вместо ритуального покаяния сказал о том, что основную причину критика фильма видит в его запоздалости на один-дна года, тем самым косвенно подтвердив, что прототипом Огнерубова для авторов фильма был репрессированный в 1939 году руководитель комсомола А. В. Косарев, «дело» которого, как известно, началось с обвинений в аморализме комсомольской «верхушки».

По воспоминаниям А. О. Авдеенко, вместе с Б. Ивановым
и А. Столпером он был вызван в ЦК ВКП (б) на совещание, в котором приняли участие члены Политбюро ЦК ВКП (б), а также писатели
Н. Асеев, В. Катаев, Н. Погодин, К. Тренев, А. Фадеев и другие.
Вел заседание А. А. Жданов, с пространной обличающей фильм и его создателей речью выступил И. В. Сталин, который, видимо, и был инициатором редакционной статьи.

Эти события положили начало пересмотру студийных планов, остановке в производстве целого ряда картин и невыпуску в прокат других. Непосредственным куратором от Политбюро всей кампании, судя по документам, был Председатель Совета народных комиссаров СССР В. М. Молотов.

13.05.41 на собрании творческого актива в Комитете по делам кинематографии с докладом выступил секретарь ЦК ВКП(б)
А. А. Жданов, который почти дословно повторил обвинения в адрес фильма из редакционной статьи в «Правде» и речи Сталина на совещании в ЦК ВКП (б) — «протаскивание всякого рода пошлятины, принижение идейного уровня советских граждан, протаскивание теории о практике Донжуанства, которые в „Законе жизни“ имеются, протаскивание арцыбашевщины».

Марголит Е., Шмыров В. Изъятое кино. 1924-1953. М.: Дубль Д., 1995.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera