Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Из породы русской либеральной интеллигенции
Александр Ивановский в 1950-е гг.

‹…› Александр Викторович Ивановский, постановщик самых кассовых довоенных фильмов «Музыкальная история» и «Антон Иванович сердится». В те времена платили определенную часть с проката фильма его создателям. Это продолжалось до тех пор, пока начальником кино не сделали бывшего начальника милиции города Тамбова по фамилии Дукельский. Бравый милиционер быстро навел порядок в кинематографе, и с тех пор средняя зарплата режиссеров и операторов не намного отличается от зарплаты милиционеров. Но до назначения Дукельского Александр Викторович сумел пожить «шикарно». Он жил в окружении роскоши и прекрасных женщин, создавая музыкальные фильмы-сказки, на которые валом шел зритель, осатаневший от быта, коммунальных квартир, профсоюзных и партийных собраний, трудового энтузиазма и прочих прелестей довоенной жизни, которые сейчас вызывают слезы ностальгии у бывших следователей-чекистов и персональных пенсионеров — начальников лагерей.

Но теперь Александр Викторович ходил без работы, так как народ после двадцатого съезда не нуждался в утешительных сказках. Старик он был добрый и хороший, поэтому его из жалости назначили сопостановщиком на кинокартину «Мистер Икс». Александр Викторович дремал в режиссерском кресле. Иногда он вскидывал голову и спрашивал оператора Бурыкина:

— Владимир Александрович, мы можем снимать?

— Да, — отвечал Бурыкин.

— Как это прекрасно, — говорил Александр Викторович. Голова его падала на грудь, и раздавался легкий храп, который не очень мешал съемке, так как к тому времени уже не писали чистовую фонограмму.

Александр Викторович оживлялся по привычке, когда видел хорошенькую женщину. Ему было уже давно за семьдесят, но тут глаза его загорались, и он говорил женщине комплименты, от которых она расцветала, как роза. Говорят, развратная молодость дает знать себя в старости. Возможно, так оно и есть, но в преклонном возрасте Александр Викторович сохранил большую ясность ума, чем многие критики, которые вели нравственный образ жизни.

Я вспоминаю просмотр и обсуждение работы Ю. Я. Райзмана «А если это любовь?..». Картина вызвала резкие нападки некоторых партийных и кинематографических начальников и сочувствие у всех приличных людей. На обуждении Райзман рассеянно слушал выступления критиков, которые сожалели, что такой домострой существует в наших светлых, новых кварталах (картина снималась в новостройках шестидесятых годов). Выступавшие повторяли одно и то же, противопоставляя новые, светлые кварталы темным старорежимным инстинктам, засевшим в душах учителей и родителей.

Неожиданно встал Александр Викторович. Дребезжащим старческим голосом он сказал:

— Эти ужасные дома-казармы, эти кварталы, которые напоминают концлагерь. Только в этой обстановке и может процветать мещанство, которое показал режиссер. Жить в них — это же страшно! Это общество муравьев, которое только и может руководствоваться законами домостроя, потому что оно не видит вокруг себя ничего прекрасного.

Критики зашумели сочувственно дескать, что с него взять — старческий маразм. И один только Юлий Яковлевич Райзман вдруг впервые радостно и изумленно улыбнулся, потому что коллега угадал его мысли.

На худсоветах Александр Викторович мирно дремал в своем кресле, но в тех случаях, когда намечалась общая линия, в основном направленная на разгром режиссера, и дело принимало угрожающий характер, Александр Викторович просыпался и говорил совершенно невпопад общему мнению свои соображения. Ошеломленный худсовет замирал, потому что Александр Викторович высказывал всегда мнение, отличное от мнений признанных лидеров. Высказавшись, Александр Викторович ронял голову на грудь, и раздавался легкий домашний храп. Дальнейшее заседание происходило вполголоса, и некоторые оппоненты Александра Викторовича признавали, что они несколько перегнули палку.

Ивановский был из породы русской либеральной интеллигенции. К сожалению, почти полностью уничтоженной.

Чечулин А. «Ленфильм», пятидесятые... // Киносценарии. 1991. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera