Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
«Отец-мать» (1936)
Фрагменты сценария

ПРИМЕЧАНИЯ К СЦЕНАРИЮ

Картину надо ставить и играть в сухой, жесткой, экономной манере, без всякой сантиментальности. Как на пример постановки того стиля, который бы наиболее соответствовал теме этого сценария, можно указать на «Парижанку» Чаплина. 
Роль мальчика Степана должна исполняться артистически, а не рефлекторно — как часто играют дети в кино, и также — без всякой сантиментальности и детской «обворожительности». 
Сценарий рассчитан главным образом на игру актера. 
Основной, исходной мелодией для музыкального оформления сценария следует взять, по-моему, «Сурок» Бетховена.

Автор 



Поздняя ночь. Московский бульвар (на кольце «А», например). Редкие фигуры людей. 
Пустой трамвай едет по уличному проезду за деревьями бульвара. 
В прицепном вагоне одна кондукторша. 
Этот трамвай останавливается. 
В прицепной вагон входит один пассажир. 
Трамвай поехал. 
Огни окон его освещают бегущими полосами почти пустой бульвар: стволы деревьев, скамейки, дорожки, будки напитков, «Эскимо», редкие парные фигуры. 
В заднем тамбуре быстро едущего прицепного трамвайного вагона пара людей: почтальон и кондукторша. 
Пассажир-почтальон нежно кладет руку на плечо кондукторши. 
Другой рукой он гладит ее сумку с деньгами. 
Бежит свет окон по бульварной изгороди: трамвай мчится. 
Слабо освещенное место бульвара: стоят мужчина и женщина. 
Мужчина целует женщину. 
(Усиливающийся шум приближающегося трамвая.) 
Мужчина не отрывается от женщины. 
Полосы трамвайного света бегут по ним: по одежде и лицам. 
Трамвай остановился за бульварной изгородью — против целующихся на бульваре. 
В тамбуре заднего прицепного вагона почтальон целует кондукторшу. 
Извне — с другой точки зрения — трамвайный поезд стоит. 
Выглядывает вожатый назад: пустая улица. 
Вожатый скрывается на свое место. 
Бульвар с прежними фигурами мужчины и женщины, стоящими в объятиях. 
Виден трамвай против них: сцена в тамбуре прицепа. 
Задний тамбур прицепа: пассажир, прильнувший к кондукторше, поднимает левую руку. 
Дергает бечеву звонка. 
Трамвай трогается. 
Мужчина на бульваре отклонился от женщины. 
— Ура! — кричит он и машет рукою приветствие в сторону поехавшего трамвая. 
Трамвайный тамбур с двумя фигурами быстро помчался в даль, звеня своими звонками. 
Бульвар. Две прежние фигуры. 
— Ура, товарищ! — кричит человек с бульвара. 
Женщина: — Иван, не безобразничай. Брейся чаще, если хочешь целоваться. Ты колешься. 
Мужчина: — Терпи. Женою будешь. 
Он берет ее под руку. 
Женщина: — Не будешь бриться, я губы краской мазать буду, ты отравишься. 
Мужчина: — Ничего: я потом отплююсь. 
Они пошли по бульвару, удаляясь. 
Они идут по тротуару, мимо домов. 
Гортанный, долгий голос мучающегося человека, похожий и на плач ребенка. 
Вывески: «Венерическая клиника». «Ночной профилакторий». 
Фасад большого дома. Палисадник. 
Второй этаж: открыты окна, свет из окон падает на девственную зелень кустов палисадника. Из этих окон звучит страдающий голос. 
Мужчина (Безгадов) и женщина (Женя) останавливаются у фасада с вывеской. 
Страдающий голос в окне профилактория немного утихает. 
Другой спокойный голос (врача) говорит: 
Кричи, кричи еще... Ну! 
Голос страдальца: 
— Сейчас... Больно, опять больно! (Кричит по-прежнему.) 
Голос врача: 
— А любить, а целоваться хорошо было? Хорошо? Пой теперь, пой! Вот, вот-вот-вот... 
Женя и Безгадов на площади. 
Развороченная мостовая. Траншея. Прожектора над ней. Грузовики. Рабочие. 
Женя: — Это что — он кричал. Ему вроде аборта делают? 
Безгадов: — Вроде него. 
Женя: — А тебе никогда не делали? 
Безгадов: — Нет. Я роженица. 
Женя: — Наш дом пополам режут. 
Безгадов: — А где мы жить будем, когда женимся? 
Женя: — У нас же. Наша половина остается. Жалко: кого выселяют, тем квартиры в новых домах дают. Я даже плакала, что нас не выселяют. 
Полдома. Другая половина лежит в руинах. 
Женя и Безгадов показываются издали по тротуару. 
Из уцелевшего подъезда полдома выходит ребенок: на вид ему лет шесть-семь. (На нем калоши на босую ногу, штаны об одной пуговице, рубашка.) 
Мальчик глядит в одну сторону улицы, противоположную той, откуда идут Безгадов и Женя. 
Там безлюдье. Горят фонари. Блестит чистота. 
Мальчик: — Налопались харчей, теперь спать легли до завтрашнего дня. 
Глядит в сторону идущих — Безгадова и Жени. 
Мальчик: — Двое идут. Пускай идут. Не те люди ходят. 
Женя и Безгадов идут; их видно сзади; за ними — впереди их — фигура ребенка. 
Женя говорит: 
— Вон мальчик стоит. Как он поздно не спит, жалкий чертенок! 
Безгадов. — Он мать дожидается... Женя, значит, завтра мне бриться? 
Женя: — Да придется! Завтра ведь у нас что? 
Безгадов: — Завтра у нас свадьба с тобой, завтра в загс пойдем. 
Женя: — Ах, да! 
Безгадов целует ее на ходу. 
Женя: — Это что такое? У меня экзема пойдет. 
Мальчик вынимает из штанов милицейский свисток. 
Свистит. 
Безгадов и Женя подходят к мальчику. 
Безгадов вынимает бумажник и три рубля. 
— Возьми, бригадмил, на конфеты. 
Мальчик: — Проходите, гражданин. Я не побираюсь, я сирота. 
И отворачивается. 
Женя садится перед ребенком на корточки. 
— Что же ты не спишь так поздно? 
Мальчик (не глядя на нее): — Свое дело есть. 
Женя (вставая): — Какой мальчик чудный! Я обязательно рожу такого же. 
Безгадов и Женя уходят в подъезд. 
Мальчик (один): — Ступай рожай. Вам хорошо целоваться, а мне жить потом приходится. 
Большой коридор. В конце его горит ночная лампочка. Тишина. Пустота. 
Внутренность хорошо убранной комнаты: на стене — около большого окна — портреты Сталина и Пушкина, а между ними фотография Жени. 
Тумбочка с телефоном. Шкафы. Прочая мебель. 
Большая кровать. На ней спит одна Женя, выставив из-под одеяла наружу лицо, открыв полудетский рот. 
Дверь из этой комнаты в кухню. 
Кухня; газовая плита; на этой плите, на сложном постельном сооружении, спит Безгадов. 
Около плиты на стене часы-ходики. На них часа три. 
Сумрак. Тишина. Тикают ходики. 
Далекий робкий стук. 
Пауза. 
Стук повторяется в другом месте. 
Безгадов спит. 
Женя спит. 
Идет кто-то небольшими шагами где-то по коридору, шлепают калоши по полу. 
Пауза. 
Стук в дверь в комнату Жени. 
Женя приоткрыла один глаз, но глаз ее бессознательный и спящий. 
Опять стук в дверь — довольно сильный. 
Женя приоткрывает другой глаз, но не просыпается. 
Пауза. 
Те же шаги по коридору, их удаляющийся звук. 
Пустой коридор. По нем удаляется мальчик, шлепая калошами. 
Женя смеется во сне; она шепчет что-то неслышно. 
Она говорит вслух: 
— Ты мой мальчик из отрезанного дома... Довольно. Мне плохо, мне стыдно... Брейтесь все, вы колетесь своей щетиной... 
Звонок телефона на тумбочке. 
Женя открывает глаза и вновь закрывает их. 
Звонок телефона повторяется. 
Безгадов просыпается. 
Трогает пальцами стрелки часов-ходиков. 
— Четвертый час. Какой это ангел блуждающий звонит? 
Звонок телефона. 
Женя вскакивает из-под одеяла, сонная и непонимающая. 
Берет трубку. 
— А! Тебе чего?.. Это ты, Ванька? Сказала, что завтра. Я сплю, я устала. 
Безгадов улыбается в кухне на плите. 
Женя молчит, прижав к уху трубку. 
— Я вас не понимаю... 
Пауза. 
— Я Женя. А ты? 
Пауза. 
— Я не мама. 
Пауза. 
Женя улыбается. 
— Вспомнила, вспомнила... Иди скорее греться ко мне в кровать, ты застыл ведь... Квартира двадцать семь. Двадцать семь, третий этаж. Не шуми только...

‹…›

Удаленная мелодия напряженно работающей машины, 
затем эта мелодия приближается и — 
вплотную звучит с экрана. 
Товарный большой паровоз на большой скорости идет в экран. 
Правая сторона паровозной будки: из окна глядит вперед черный машинист. 
Левая сторона машины: из окна следит за работой ведущего механизма чумазая Женя, помощник машиниста. 
Левая машина в форсированной работе. 
Женя. Она делает движение рукой в механизме управления — внутри будки — поворачивает штангу сифона — 
паровоз начинает энергично сифонить. 
Паровозная будка изнутри: справа машинист, слева Женя, между ними механизм управления машиной. 
Машинист напевает. 
Паровоз идет. 
Машинист — в сторону Жени: — Джeна! Кран!! 
Женя открывает кран продувки цилиндров. 
В будку находит извне пар; окутывает фигуры людей. 
Женя закрывает кран, пар рассеивается. 
Машинист, глядя вперед, тревожно: — Джена! Джена! 
Машинист резко закрывает регулятор левой рукой, 
другой рукой дает три гудка, 
кран тормоза ставит в положение экстренного торможения, 
вращает реверс обратного хода. 
Женя далеко высовывается в окно, 
глядит вперед. 
Путь, бегущий навстречу паровозу. 
Вдали — высокий человек с длинной палкой неуверенно пробует этой палкой рельсу, сам находясь у откоса балластного слоя песка. 
Его тянет за полу армяка вперед через рельсы совсем маленький ребенок, на вид лет трех-четырех. 
Человек с палкой вступает вслед за маленьким поводырем на рельс и опять ориентируется палкой вокруг себя. 
Тройной сигнал паровоза. 
Поводырь глядит в сторону паровоза, 
оставляет высокого человека одного на рельсах, 
а сам перебегает путь 
и прячется в траве, растущей по кювету (водосточной канаве). 
Долгий, прерывистый сигнал (сирена) паровоза. 
Высокий человек, ориентируясь палкой, вращается вокруг самого себя. 
Он делается в экране все более крупным — от приближения к нему точки съемки — идущего на него паровоза. 
Высокий человек — старик с бородой, в темных очках — он слепой; он находит палкой свободное пространство между рельсами. 
Сигнал паровоза. 
Слепец бросается бежать между рельсами в сторону от паровоза, 
на бегу он пробует палкой то правый, то левый рельс и — 
бежит по шпалам. 
Сигнал паровоза. 
Будка паровоза. 
Машинист: — Кран! 
Женя открывает кран продувки цилиндров. 
Женя кричит машинисту: 
— Давай полный назад! 
Машинист двигает рычаг регулятора до середины дуги. 
Машина паровоза: из-под цилиндра — из кранов — вырываются воющие вихри пара. 
Из-под тормозных колодок сверкает и брызжет огонь. 
Будка паровоза. Женя ведет регулятор по сектору дуги до отказа. 
Машина паровоза: из-под цилиндра вырываются еще более ожесточенные вихри пара. 
Из-под тормозных колодок — огонь. 
Сигнал паровоза. 
Слепец мчится между рельсами от паровоза. 
Будка паровоза. 
Женя: — Не удержим! Надо кран закрыть! 
Машинист: — Нет. Сломаем машину. Опасно будет! 
Женя выглядывает в окно на путь. 
Слепец бежит близко. 
В стороне, параллельно ему, бежит изо всех сил мальчик-поводырь. 
Женя берется за кран цилиндров. 
Машинист: — Джена! Не надо! 
Женя закрывает кран: 
— Уже! 
Машина паровоза: вихри пара из-под цилиндра. 
Они сразу прекращаются. 
Одновременно с этим: дышла перестают вращать колеса, 
замирают неподвижно, 
но паровоз по-прежнему движется вперед: он ползет юзом. 
Буферная сцепка паровоза (тендера) с составом: диски буферов — паровоза и переднего вагона — сжали пружины до отказа — состав жмет с могучей инерцией. 
Будка паровоза. 
Женя: — Давай песок! 
Машинист открывает песчаную заслонку. 
Женя, высовываясь из окна, склоняя голову к машине: 
— Песок не идет! 
Машина паровоза в прежнем положении; около бандажа колеса конец трубки — из него ничего не сыплется. 
Будка паровоза: Женя хватает большой гаечный ключ. 
Открывает из будки дверь на котельную галерею паровоза. 
Выбегает на эту галерею. 
Поперек котла идет из песочного ящика сверху вниз — под колеса — трубка. 
Женя стучит по этой трубке гаечным ключом. 
Слепец бежит. 
Мальчик-поводырь бежит изо всех сил в стороне параллельно с ним. 
Сигнал паровоза. 
Поводырь бросается на рельсы — к слепцу. 
Котельная галерея паровоза. Женя бьет ключом по песочной трубке. 
Будка паровоза. Мокрый черный машинист манипулирует рычагом регулятора. 
Слепец бежит. 
Мальчик-поводырь бежит за ним в упор — так же, как и слепец, между рельсами. 
Совсем близкий сигнал паровоза. 
Поводырь с разбега вскакивает на спину слепца, 
ухватывается за его плечи, 
взбирается на него, 
садится верхом на плечи (вокруг шеи). 
Старик-слепец шатается, 
сокращает бег, 
бросает палку. 
Паровоз идет почти вплотную за его спиной. 
Поводырь хватает слепца за уши, 
поворачивает ему голову влево. 
Женя у котла на галерее паровоза. 
Машина паровоза в прежнем мертвом положении, а паровоз идет юзом. 
Песочная трубка у бандажа колеса паровоза. 
Из нее пошел песок. 
Дышла паровоза, висевшие неподвижно, тронулись назад. 
Они (дышла) вращают колеса паровоза в сторону, обратную движению всего паровоза. 
Это вращение ускоряется, 
из-под бандажей паровоза, трущихся о рельсы, брызжет огонь. 
Мальчик верхом на еле бегущем слепце. 
Мальчик сворачивает ему за уши голову налево по ходу бега. 
Слепец сворачивает налево. 
Спотыкается о рельс. 
Падает вместе с поводырем за линию балластного слоя; 
катятся оба в канаву, заросшую травой. 
Паровоз извне: он стоит; по машине, по котлу текут капли масла, воды, жидкой грязи. Машинист и Женя возле него. Они ощупывают машину, гладят бандажи, осматривают детали. 
Слепой лежит на откосе канавы; он тяжело дышит, по лицу его и из-под темных очков текут ручьи грязного пота и слез. ‹…›

Платонов А. Отец-мать // Искусство кино. 1967. № 3.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera