Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Мертвый материал
Из письма о работе над фильмом «Джульбарс»

Неизвестному лицу
1936 г. Москва

В ноябре м<есяце>це пр<ошлого> г<ода>[1] я был экстренно, с нарочным вызван на 1-ю звуковую кинофабрику «Межрабпомфильма» (Москва, Лихов пер.).

На фабрике завед<ующий> худож<ественно>-производ<ственным> управлением Д. А. Фельдман предложил мне срочно, в течение 3-4 дней переделать весь диалог (реплики) только что законченной съемкой картины «Джульбарс»[2], чтобы не задержать ее озвучание. Срок для работы был очень краток, но я согласился. Надо сказать, что перед этим я производил на той же фабрике переработку другого сценария («Глюкауф»)[3], гораздо более глубокую и обширную по объему и тоже в очень короткие сроки. Моя работа по «Глюкауфу» была высоко оценена режиссерами этой картины и руководством фабрики.

Через 3-4 дня я выполнил всю работу по «Джульбарсу» и передал свою рукопись режиссеру этой картины Шнейдерову. Должен сказать, что при чтении сценария «Джульбарса» меня удивила чрезвычайная наивность (далее зачеркнуто: т<ак> сказать, голубая глупость. – Ред. ) этой картины, лишенной каких бы то ни было литературных или драматургических достоинств.

Но картина, как мне сказали, была уже снята, — моя работа заключалась лишь в улучшении диалогов. Это улучшение было произвести очень трудно, т<ак> к<ак> я имел дело с совершенно мертвым материалом (в смысле характеров героев картины), драматургически предопределенным с первого же кадра: что хорошо, что плохо. И выправлять картину радикально я уже не имел права, и было уже поздно: картина снята. Картина, как произведение сценического искусства, — ясно было, — не могла иметь никакой цены. Больше того, здоровое пропагандистское намерение темы картины могло бы быть выполнено средствами искусства совершенно иначе, и тогда бы картина была возможна как искусство. После я убедился в своем мнении: в «Джульбарсе», кроме превосходной работы оператора (действительного искусства), ничего нет. Агитационный ее замысел погиб благодаря неспособности режиссера, чрезвычайно простецки понявшего свою задачу.

В узких, «железных» пределах сценария (поскольку он заснят) я постарался сделать свою работу, т. е. попытался через диалоги «голубые», мертвые роли сделать насколько возможно живыми. Непосредственному моему «заказчику» Д. А. Фельдману работа моя понравилась. Шнейдеров же (режиссер), получив мою работу, ни разу не поговорил со мной о ней, а ограничился тем, что резко отрицательно оценил мою работу в присутствии третьих лиц. Его оценку я не привожу, потому что сам ее слышал лишь от третьих лиц. Скажу только, что эта оценка была груба, некорректна, и я понял, что имею дело с человеком, обладающим лишь невысокой квалификацией как в области искусства, так и в области человеческих отношений.

Далее. Перед работой я предложил, чтобы со мной заключили, как обычно, договор. Но мне сказали: разве ты нам не веришь? Я ответил, что верю, конечно. Затем мне была предложена со стороны кинофабрики зарплата: 1000 р<ублей> — я согласился.

После же сдачи работы со мной, нигде не консультируя мою работу (кроме грубо-оскорбительного отзыва Шнейдерова), фактически отказались заключать договор на уже проделанную работу и ничего не заплатили за нее.

Вышло так, что сначала представитель кинофабрики упрашивал меня сделать работу, сам назначил за нее плату, а после того как я сделал работу в самые краткие сроки, чтобы не задержать выпуска картины, меня оскорбили и отказались платить деньги, причем качество моей литературной работы никем и не проверялось, кроме двух людей — Фельдмана и Шнейдерова, вынесших моей работе полярно противоположную оценку.

Формально я виноват, что не заключил с кинофабрикой соглашения, доверившись ее представителю, которому не было смысла и расчета меня обманывать. Но по существу это дело ясное: я ведь сделал всю работу в назначенные мне сроки.

Поэтому я прошу Вас предложить 1-й звуковой кинофабрике «Межрабпомфильма» уплатить мне за проделанную в ноябре м<еся>це 1935 г. работу по сценарию «Джульбарс» 2000 р<ублей>,
т. е. 60 % от условленной с представителем фабрики
Д. А. Фельдманом суммы.

При этом я прошу найти эффективный способ выплаты этой суммы фабрикой, иначе — в случае Вашего положительного решения — эти деньги придется получать в течение неопределенно долгого времени с огромными, мучительными затруднениями.

Платонов А. «…я прожил жизнь»: Письма. 1920–1950 гг. М.: АСТ, 2014.

Примечания

  1. ^ Датируется условно по содержанию письма — концом 1936 г. Платонов оказался втянутым в скандальную историю вокруг сценария к фильму «Джульбарс», написанном Г. А. Эль-Регистаном. По договору от 17 января 1935 г. Эль-Регистан написал сценарий и получил гонорар в размере 8000 рублей. Режиссером фильма был назначен В. А. Шнейдеров, который решил, что произведение нуждается в сценарной разработке. Но в это время Эль-Регистан улетел в Арктику. В отсутствие сценариста 28 марта 1935 г. режиссер представил руководству «Межрабпомфильма» план работ по картине, предложив «считать аннулированным» договор с Эль- Регистаном и «заключить договор на написание сценария с новым сценаристом». Через 3 дня такой договор был заключен с самим режиссером и его помощником Н. Верховским. При этом гонорар был назначен больше, чем за оригинальный сценарий, — в размере 10 000 рублей. После возвращения Регистан обвинил Шнейдерова в нарушении авторских прав. Таким образом, через полгода оценив, наконец, объем и сложность работы, киностудия (а возможно, и Шнейдеров лично) поручила Платонову написание диалогов фильма — без заключения договора. 
  2. ^ Фильм «Джульбарс» (режиссер В. Шнейдеров, производство «Межрабпомфильма») вышел в прокат в феврале 1936 г.
  3. ^ По договору с кинофабрикой «Рот-Фронт» «Межрабпомфильма» Платонов должен был выполнить до 15 декабря 1935 г. работу по «написанию заново диалогов, переработку сцен и разработку ролей сценария „Глюкауф“» (см.; РГАЛИ, ф. 2124, on. 1, ед. хр. 15, л. 16). Сценарий был написан по одноименной повести В. С. Гроссмана. Съемки начались, но до конца не были доведены: летом 1936 г. «Межрабпомфильм» ликвидируют и фильм снимают с производства.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera