Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
В кинематографах и около
Заметка Андрея Платонова 1922 года

Два кинематографа сейчас конкурируют друг с другом сногсшибательными фильмами. В одном из них идет «Маска, которая смеется» («Железный коготь»)[1], в другом — «Вампиры»[2], «мировой боевик», в скольких сериях — неизвестно, но теперь демонстрируется пятая.

Масса таинственного, грабежей, нападений, убийств, головокружительных трюков.

Для табачников, ирисников и им сопутствующих — это целое событие в жизни. Вон сколько их собралось у входа в тот и другой кинематограф. Прислушайтесь, о чем они говорят:

— Ирис шоколадный, молочный, папиросы... Мишка, сегодня пятая серия «Вампиров». Я обязательно пролезу.

— Не пролезть, трудно!

— Давай пари. Как только стемнеет, я уже там буду... Ирис шоколадный, молочный ирис...

Для них вопрос чести — удастся или не удастся прошмыгнуть в кинематограф. Некоторые уж, конечно, прошмыгнут, будут хвастаться и смеяться над неловкостью непрошмыгнувших.

Я иду по Красной и от нечего делать глазею на прохожих. Вдруг передо мной показывается целая вереница мальцов в черных масках. Один из них дико хохочет и многозначительным тоном произносит:

— Маска, которая смеется.

Я догадываюсь, в чем дело. Маска и Вампиры захватили фантазию ирисников и табачников. У них нет иных мыслей, иных тем для разговоров, они даже начали разыгрывать между собою то, что происходит в кинематографах. Наверное, у них есть уже свои бандиты, свои маски, вампиры и т. д.; наверное, поздно вечером они собираются где-нибудь, разделяются на партии, надевают маски, совершают «гениальные нападения», похищения, убийства, ловят друг друга... В общем, превращаются в Вампиров и Масок. Как-то на базаре я рассматривал книжки, которые распродавала какая-то старушка, уезжающая из Краснодара. Подходит малец типа ирисника или папиросника и с таинственным видом спрашивает:

— А у вас есть «Маска, которая смеется»?

Старушка удивленно смотрит на него:

— Нет.

— А «Вампиры»?

Старушка уже испуганно отвечает, что вампиров у нее тоже нет. Тогда я на того мальца не обратил внимания, а теперь по ассоциации вспомнил. Это очень показательно и характерно. Все помыслы, все думы, все беспросветное житье уличных ребятишек заполнено Вампирами и Маской.

 

Вот вам характерный пример влияния кинематографа на подрастающее поколение.

Платонов А. В кинематографах и около // «Красное знамя». 1922. 1 сентября.

Примечания

  1. ^ «Маска, которая смеется» («The Perils of Pauline») 1914,
    реж. Доналд Маккензи.
  2. ^ «Вампиры» («Les Vampires») 1915, реж. Луи Фейад.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera