Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Эксцентриада Сергея Мартинсона
Об актере в 1920-е гг.

Энтузиасты первых советских фильмов, они создавали любопытную и своеобразную приключенческую кинолитературу, характерную для того времени. Это были истории образования разных современных типов, демократичных и широких слоев действительности, их конфликтов с типами старого толка, смешения со старым в столпотворении нового. Это была живая и веселая литература новой улицы.

И дух иронии, усмешки и веселья этих созданий держал нас в дне сегодняшнем: они несли свое веселое, свое доброе искусство как философию современного художника, как приятие всего — трудного ли, светлого ли, что дает жизнь.

Они верили в прелесть цирка и снимались, вися на проводах, идущих через улицу на уровне крыш. Ходили по куполу храма Христа Спасителя, прыгали из бегущего трамвая в санки извозчика, играли в популярных для улицы комедиях. Иногда их эскапада была как будто абсолютно низкого, плебейского жанра… Но почему так силен след в памяти от этого непритязательного каботинства? ‹…›

Мартинсон создал неповторимый тип простофили — вздорного, несносного, невыносимого, во все лезущего и всюду вносящего бестолковщину; раздражающего, режущего слух и зрение. А за этой оболочкой крылся талантливый человек, богато одаренный своеобразием и об этом даже не знающий. В обозрении Ильфа и Петрова «Под куполом цирка» он создал классический для этого контраста тип Скамейкина; смотреть на его эскапады было художественным наслаждением. Он играл и драматические роли, внося в них не менее острые контрасты. Каждый жест его мог быть приравнен к этюду — гротескному, иероглифическому. Музыкальность была его природой и тоже была эксцентрической — и в ней был неразложимый сплав таланта.

В остраненной эксцентриаде Сергея Мартинсона всё было, однако, ясно. Он был народен — стоило послушать его совсем необычайную пародийную манеру, в которой он пел французские шансоны! Он всегда был любим за одновременно живущие в его искусстве резкость и изящество рисунка. В нём было нечто и от Домье и от Калло. В нём шло к пределу осмеяния всё — голос, взгляд, жест, движение, ракурс; его «тон» был резок. Это был подлинный бурлеск, только ничуть не вульгарность! Мартинсон — образец актера гротеска, без всяких следов стилизации. Пародия на некую обобщенную фальшь и лицемерие чувствительного сентиментализма — вот что было его темой. Предельная откровенность жеста и крикливая резкость голоса в комической роли доходили до предела, как голос до фальцета, но не срывались, оставляя ощущение или, точнее, предчувствование крайности. Его мимика могла сравниться с мимикой Марселя Марсо, жест и пантомима — также.

В серьезных же ролях, которые Мартинсон стал играть позднее, он был органически защищен гротеском от банальности, от бытовщины.

Возможности этого актера огромны, только был бы подходящий ему репертуар.

Велехова Н. А. Охлопков и театр улиц. М.: Искусство, 1970.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera