Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Ненавязчиво профессионален и житейски артистичен
О периоде работы в Киеве

До самой смерти Сталина все национальные правительства занимались съемками таких концертов. В те годы киностудия в некотором роде была местом негласной ссылки. Если кто в Москве из режиссеров был неугоден, его ссылали на «Довженко». Многие спасались от безработицы, как Барнет, так попал сюда Донской и в каком-то отношении Савченко. Хотя мы-то были очень рады — такие светила.

Когда руководство решило создать этот фильм [«Концерт мастеров украинского искусства»], задача была показать лучшие силы украинского искусства — вокального, оперного, балетного. Представьте себе Барнета: это прежде всего «Окраина», по мировоззрению, по жанру, по художественным достоинствам. И ему дают в руки материал совершенно чуждый по сути. Творчески — это не его песня, не его жанр, мир. Но как честный художник он постарался сделать все возможное, чтобы выполнить эту задачу. Барнет не знал материала. Ни литературы, ни поэзии, ни песенного народного творчества — а там были все ансамбли народных инструментов, бандуристов и т. д. Он же не жил в этом, не знал украинского языка. Мне приходилось переводить.

— Там было слово «пидрога» — это «подлость»?

Я рассмеялась и ответила, что это «пол», просто «пол». Это одно препятствие. Второе — он был мастер-реалист. ‹…›

— Застрелюсь,-как-то в сердцах сказал он.

Нам был дан список от ЦК, что показать. А как-зависело от режиссера. Он старался найти пластичные монтажные приемы, чтобы подать это на экране. ‹…›

Барнет не искал сюжетных связок между эпизодами. Он понимал-в этом не было необходимости. Тут возобладало его чувство вкуса.

Была радость, вдохновение приходило в работе, в процессе знакомства с выдающимися мастерами-М. Гришко, Б. Гмырей, Л. Руденко, замечательными танцорами, рано умершими Герасимчук, Ершовой. Знакомство, переходящее порой в дружбу. Это была большая радость. Они все обожали Барнета. Он очень обаятельный мужик, сильный, добродушный, веселый, все съемки заканчивались гостеваниями. Тогда был Савченко на студии. У них была своя компания, тогда и атмосфера была другая — богемного общежития, все рядом. Борис Васильевич был очень мастеровой человек. Всё своими руками — точил, вырезал, сверлил. У него тогда была коллекция трубок — сам их делал. С Демуцким они всегда делали какие-то штучки-дрючки, столярничали.

На съемочной площадке где я его ищу? Иду в механический цех. Стоит у станка и что-то вытачивает. ‹…›

Я хочу рассказать о моментах психологических в судьбе Барнета, очень тонких, человечных, какие я наблюдала в работе с ним. Как известно, Барнет покончил с собой. ‹…› Насколько мне известно, возник конфликт с руководством студии. Как так получилось, что исконно русский, московский режиссер оказался не нужен «Мосфильму»? ‹…› Оказывается, это была не первая попытка. Меня бросило в жар, когда я вспомнила, что в его характере, в его психике были некоторые предпосылки. Номера «Концерта…» были спущены сверху. И все время нас курировали из ЦК — подправляли: то выбросить, то вставить, вывести из картины того или иного артиста. Были трудности в общении с высшими инстанциями. Борис Васильевич был для этого человек неприспособленный, неполитический. Он был член партии. Секретарем ЦК Украины по идеологии был И. Назаренко. Он так измучил нас всех (считал себя крупнейшим специалистом по Шевченко), приложил руку к нашему «Концерту…»: не советовал — требовал. Барнет — бывший боксер, атлет. Но у него такая слабая душа, неприспособленная к подобной борьбе. У него не было иммунитета, он был слабый, как ребенок. Однажды после очередного просмотра на обсуждении, как выйти из очередного штопора, в сердцах у него вырвалось: «Нет-нет, я застрелюсь» (он грассировал). ‹…›Такая эмоциональная реакция выдавала его с головой. Не для этой собачьей жизни родившийся, очень тонкий, чувствительный, нежный человек. Могучий красавец, спортсмен и вот эта реплика — это был диссонанс.

Где-то в 1961 году Барнет приезжал в составе комиссии по поручению комитета по делам кинематографии с проверкой. ‹…› Барнет сказал, что ему сделали операцию: «Я теперь, как утка,-вырезали полжелудка». Это был уже не прежний Барнет — он и постарел. ‹…›

…У моего сына была книжка про пиратов. Я сказала: «Борис Васильевич, могу показать вам вашего однофамильца». Барнет посмотрел и говорит: «Как какая-нибудь сволочь, так Барнет!»

Была заложена в нем слабая сопротивляемость. Есть люди, могущие совладать с ударами судьбы. Видимо, он не мог. Совокупность творческих, производственных и личных причин привела к такому итогу. То, что у него был творческий спад, главным образом потому, что он занимался не тем материалом. Мотало его по свету — Молдавия, Украина…

А был он ненавязчиво профессионален и житейски артистичен. И работать с ним было легко… 

Цыбульник. С. Работать с ним было невероятно легко… (Публикация В. Хлебниковой) // Киноведческие записки. 2001 № 61.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera