Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Выпрямленный фильм
Юрий Ханютин о фильме «Яков Свердлов»

Уже сам композиционный принцип «Якова Свердлова» выдавал свободный от шаблона, обязательных штампов биографического фильма замысел режиссера. Эпизоды из жизни Свердлова должны были рассказывать его друзья и соратники. Из сочетания увиденных разными людьми, с разных точек зрения поступков героя, из сцен, сложенных свободно, отнюдь не в строгой временной последовательности, должен был возникнуть характер объемный, многоплановый. Однако это своеобразное построение, предвосхищавшее «Гражданина Кейна» Орсона Уэллса, не было осуществлено. В уже законченном фильме эпизоды биографии Свердлова были перемонтированы в строгом хронологическом порядке. Это, конечно, повредило картине. Но даже в таком «выпрямленном» виде фильм остается одной из самых живых, человечных историко-революционных картин 30-х годов. Молодой Свердлов появляется в фильме на фоне пестрых картин Нижегородской ярмарки, отлично снятых оператором Ш. Мартовым. Чудо ХХ века — автомобиль, пускающий клубы бензинного дыма; аэроплан, выделывающий в небе замысловатые фигуры; доморощенные герлс, выбрасывающие ножки в наимоднейшем матчише; черные слепцы, медленно пробирающиеся, держась друг за друга, через бурную толпу; восторженные купчики и пронырливые жулики, балаганы, киоски, питейные заведения… Образ времени возникал в пестроте деталей. В остром эксцентрическом их сочетании чувствовалась культура фэксов, с которыми Юткевич начинал свой путь. Но было и несомненное отличие. Юткевич создавал образ эпохи не только в сменяющих друг друга в быстрых монтажных ритмах деталях, символах времени, но и в довольно подробно развернутых жанровых зарисовках, как бы анекдотах времени, что делало атмосферу эпохи более понятной, доступной, ощутимой для самого широкого зрителя. Здесь опять-таки было осознанное стремление делать картины так, чтобы они «взволновали бы миллионы». Свердлов появляется в картине неожиданным, почти цирковым образом. По скользкому столбу, на вершине которого закреплены сапоги, лезли и срывались один за другим охотники до соблазнительного приза. И вдруг тщедушный паренек в очках и ситцевой рубашке, подпоясанный ремешком, ловко, по-кошачьи взбирался на столб и под восторженный рев толпы доставал приз. Это был Свердлов. Экспозиция смелая и достаточно необычная.

‹…› Тем не менее, это рискованное начало как бы определяло стилистику всего фильма, лишенного официальности, холодной торжественности многих историко-биографических картин.

Ханютин Ю. Художественное кино второй половины 30-х годов // История советского кино. Т. 2. М.: Искусство. 1973.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera