Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Ленин, как в сказке
Юрий Ханютин о фильме «Человек с ружьем»

Вместо Б. Щукина, первоначально выбранного на роль Ленина, С. Юткевичу пришлось искать другого актера. Однако то, что фильм вышел через год после «Ленина в Октябре», не сделало его явлением вторичным. Погодин и Юткевич шли иным путем, чем Каплер и Ромм, в разработке ленинской темы. Они искали поэтический ключ в трактовке образа Ленина и народа. Они отталкивались от традиций фольклора, народной сказки — так рождалась в фильме история о солдате, который генерала испугался, проворонил, а потом все-таки обхитрил, так возникала почти сказочная встреча Ивана Шадрина с Лениным в многолюдных коридорах Смольного. Но при поэтическом повороте темы фильм не лишался исторической конкретности и аналитичности.

Режиссер и автор сценария не показывают пути Шадрина в революцию, не прослеживают постепенного пробуждения сознания в темном, забитом мужике-солдате. Иван Шадрин — это человек с уже проснувшимся чувством собственного достоинства. Он уже читает большевистскую «Правду» и с недоверием относится к господам офицерам. Он, правда, еще с испугом топчется у дверей богатого барского особняка и, подталкиваемый рабочим-красногвардейцем Чибисовым, несколько раз протягивает руку к звонку, потом отдергивает ее, словно обжигаясь, а начав звонить, давит на кнопку изо всех сил, как бы утверждая свое право хозяина в этом мире. Шадрин, правда, еще робеет, не решается сразу арестовать «шикарного генерала» и дает ему возможность бежать. Но это уже человек, который сам решает свою судьбу, своим умом доходит до того, что нужно ему, как и миллионам подобных ему окопников. И встреча с Лениным так важна для него не потому, что он получает указания, что и как делать, а потому, что Ленин помогает ему правильно, в соответствии с его собственными, Шадрина, интересами и мечтами, определить свой путь. Статью о решении образа Ленина в фильме «Человек с ружьем» Юткевич назвал «Разгадка поэзией». Сцены, в которых появлялся Ленин, были решены как некие музыкальные фразы. В первой из них Ленин, склонившись над столом, в знакомом по фотографиям и портретам кабинете сосредоточенно пишет воззвание «Ко всем трудящимся». И сквозь строки воззвания наплывают сцены штурма Зимнего — солдаты, повисшие на узорчатой решетке ворот, бегущие по широким маршам лестниц… «Тема этой первой „фразы“ фильма — великая мысль Ленина, теоретика, стратега и вождя». (С. Юткевич «Человек на экране». М., 1947).

‹…› Своеобразие разговора Ленина и Шадрина заключалось в том, что Ленин не давал никаких указаний солдату, он только спрашивал его, причем о вещах, которые ему, Ленину, было чрезвычайно важно узнать: каков немец, пойдет ли на мировую и как вот он, Иван Шадрин, уставший от войны солдат, возьмет ли в руки винтовку сегодня, сейчас, если помещики и генералы захотят забрать завоевания революции.

Разговор, начавшийся мимоходом, случайно, становился чрезвычайно важным для обоих его участников разговором на равных. Шадрин неторопливо, основательно отвечал на ленинские вопросы, а поставлены они были столь глубоко и тонко, что Шадрин сам доходил до простого и ясного вывода: надо идти воевать.

Но сразу же после сцены в коридоре Смольного в фильме происходил ощутимый слом: если ранее за судьбой и поступками Шадрина ощущались судьбы миллионов окопных солдат, то теперь он становится условной фигурой, действующей в соответствии с задачами автора.

Многочисленные боевые эпизоды более развивали сюжет, чем двигали мысль произведения. Режиссер был бессилен оживить драматургию, лишенную подлинного исторического нерва, философии, проблемы, распадающуюся на ряд сцен, иллюстрирующих, как хорошо воюют Шадрин, Чибисов и их товарищи. Лишь в финальном выступлении Ленина фильм вновь «набирал высоту». Слова о человеке с ружьем, которого теперь не надо бояться, Ленин-Штраух произносил как итог глубокого размышления. Его лицо было озарено счастьем и верой в победу.

Ханютин Ю. Художественное кино второй половины 30-х годов // История советского кино. Т. 2. М.: Искусство. 1973.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera