Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов

Молодой Сталин

В 2012 году Балабанов прочитал монографию британского историка Саймона Монтефиоре «Молодой Сталин» и решил написать сценарий о криминальных похождениях Кобы времен Тифлисской экспроприации. Идея витала в воздухе: в 2008-м Сталин вошел в тройку лидеров по итогам голосования в рамках проекта «Имя России», а в 2012-м Левада-центр опубликовал исследование, согласно которому 48% граждан РФ признали положительную роль Сталина в истории страны. На фоне стремительно возрождающегося «культа личности» заявление Балабанова о том, что он запускается в Тбилиси с высокобюджетной исторической картиной про Сталина-налетчика (или «вора в законе», как он сформулировал сам), произвело почти магический эффект: в сети впервые появился фан-постер будущего фильма с игривым слоганом «Иосиф Сталин. Охотник на банкиров», решенный в ретростилистике Гая Ричи.

Сейчас можно только предполагать, какой размах могла обрести балабановская сталиниада, и где режиссер поставил бы точку (встреча с Лениным, окончательное принятие псевдонима в 1912 году или, как ходят слухи, финалом должна была стать хроника Тегеранской конференции). Ясно одно: никто лучше Балабанова не смог бы передать душную атмосферу предреволюционного захолустья и Тифлисской духовной семинарии, откуда молодой Сталин вышел законченным атеистом.

Балабанов воспринимал «Молодого Сталина» именно как историю европейского масштаба, неслучайно в соавторы фильма он позвал Эмира Кустурицу. После встречи двух режиссеров на фестивале «Кюстендорф» в прессе распространились слухи о российско-сербской копродукции, однако Кустурица вскоре отказался от участия в проекте, сославшись на его «чрезмерную политизированность» («Я привык снимать фильмы о том, что люблю, а Сталин во мне таких чувств не вызывает»).

После «Кочегара», хорошо принятого критикой, но провалившегося в прокате, байопик про Сталина мог стать тем масштабным проектом, которого так ждали зрители Балабанова. Не говоря о том, что история о подпольщике-рецидивисте, добравшемся до вершин власти, стала бы не только рифмой к «Жмуркам» с их кремлевским финалом, но и заключительной кодой к историософии «Морфия», где Балабанов недвусмысленно дал понять, как он относится к Октябрю.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera