Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Он и Она
Андрей Шемякин и Олег Ковалов об исполнителях главных ролей

Андрей Шемякин о Нём: Герой Виктора Сухорукова в «Счастливых днях» ничего не имеет, кроме облика. Глазки-бусинки, шляпа надвигается на уши. Смиренен. Скажут уйти-уйдет. Скажут остаться — останется. Как бы не назвали — всем и всему спасибо. Герою из жизни пора уходить насовсем, то есть в искусство. Задним числом кажется, будто сам персонаж и поставил картину, только американскую музыку за кадром не смог придумать, поэтому она — менее всего реквием. Но она не для героя — для зрителей, пароль из подлинного времени, когда у каждого обитателя Города-Утопии было имя. Сухоруков — будущая легенда пост советского кино. А его рожденец из фильма Балабанова мгновенно преобразился и стал Лениным. Не выдержал — и воззвал.

Вернемся к первоисточнику, но не к «Счастливым дням» Беккета (Беккет слишком абсурден для этого фильма), а к счастливым дням — в котельной, на кладбище и в старых квартирах с высокими потолками. А также к гремящим по утрам пустым трамваям. Советское кино — один грандиозный миф. Реален только Сухоруков. Он — жив, а мы — еще нет.

Олег Ковалов о Ней: Анжелика Неволина варьирует тему обманчивой невинности, то есть того, что придает эротике острую пряность тайного порока. ‹…› В фильме Алексея Балабанова «Счастливые дни» бледненькая девушка в черном на скамейке под окропляющим ее дождичком — вылитая Сонечка, хоть и зовут ее здесь Анной. Но если для Сонечки ее промысел был проклятьем, то Анна, ублажая кавалеров в каком-то огромном полуразрушенном ангаре, рычит и хохочет с такой самозабвенностью, что вот-вот развалит в прах его стены наподобие блудницы Апокалипсиса. И здесь — в занятие свое она вкладывает явно больше огонька и творческой инициативы, чем диктуют нормы «древнейшей профессии». Облик Анны расколот надвое: круглолобое исхудалое личико из «голубого» Пикассо и, когда в полумгле она совлекает с себя одежды — тело зрелой опытной женщины. Этот кадр из «Счастливых дней» — самый эротичный миг нашего нынешнего кинематографа.

Тема Неволиной — пол несвободный, «репрессированный», загнанный в душевное подполье, поневоле искалеченный и порочный. Она — болотный цветок, изысканная лилия, покачивающаяся средь неверных миражных огней, растушеванных туманом.

Шемякин А. Он // Сеанс. 1993. № 8.

Ковалов. О. Она // Сеанс. 1993. № 8.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera