Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Последний вечер
О работе с Иваном Пырьевым

Можно по-разному относиться к фильму «Братья Карамазовы», который снял Пырьев, но обвинить его в несамостоятельности, в отсутствии точки зрения, единого главенствующего авторского интереса, рабском копировании великого произведения невозможно. ‹…›

Мне вспоминается такой случай. Снималась сцена в скиту; в перерыве к съемочной площадке подъехала на лошади Лина Скирда. И вдруг Пырьев приказал ей: «А ну, слезай», — по-молодому прыгнул в седло и проскакал с места в карьер целый круг. Приехал бледный, запыхавшийся, но нам бросил гордо: «Вот как надо ездить!» Это было красиво, если учесть, что ему было уже шестьдесят семь лет и от сердца у него к этому времени почти ничего не осталось. ‹…›

К концу съемок картины, когда уже он себя очень плохо чувствовал, относится один незначительный, но особенно дорогой мне эпизод в наших отношениях. В Доме кино в этот день шел какой-то нашумевший иностранный фильм, чуть ли не «Блоу-ап».
А я еще не был членом Союза кинематографистов и попасть на фильм в этот вечер не надеялся.

«Я достану тебе билет, — пообещал Пырьев утром на съемочной площадке. — Обязательно позвони мне в пять часов». А когда я позвонил в назначенное время, то по телефону мне ответили, что Иван Александрович не смог дозвониться в Союз и сам поехал в Дом кино доставать мне билет.

Тяжело больной, усталый после трудной съемки, он поехал выполнять свое случайное, совсем необязательное обещание. ‹…›

Я очень хорошо запомнил последний вечер, проведенный с Пырьевым на площадке. Снимался эпизод в доме у Екатерины Ивановны. Иван Александрович очень плохо себя чувствовал, все время укладывался на маленьком диванчике, специально для него установленном в павильоне. И вдруг наверху у светотехников с грохотом взорвалась большая лампа. Посыпались осколки, одним из них Пырьеву порезало руку, и потекла кровь... Это было неожиданно, он испугался. Обмотал руку носовым платком, но повел себя непривычно тихо: как-то равнодушно, вполголоса обругал электриков и снова лег на диван. Видно, ему стало совсем плохо от всего этого переполоха и грохота. И этот тихий, сникший Пырьев был настолько новый, неожиданный для всех нас, что было больно видеть его таким погасшим. В этот вечер мы не успели закончить сцену, а после съемки сели вместе в машину; обычно Иван Александрович завозил меня в гостиницу «Украина», а потом ехал к себе на квартиру напротив Киевского вокзала.

А на следующий день рано утром была назначена новая съемка. Порядок же в пырьевской группе был таков, что если было сказано «машина придет ровно в восемь», то значит, действительно, ровно в восемь — ни минутой позже — жди машину. Но в это утро машины не было ни в восемь, ни в девять, ни в пятнадцать минут десятого. И тогда я понял, что что-то случилось. Я побрел обратно в номер, чтобы позвонить в группу, но навстречу мне уже шла администратор гостиницы. «Кирилл Юрьевич, — сказала она, — только что звонили с „Мосфильма“ — умер ваш постановщик». ‹…›

После этого месяц мы не работали, а потом руководством студии было решено, что мы с Ульяновым должны заканчивать картину. И хотя, вероятно, каждый из нас, Миша или я, как и любой другой человек, видели и делали бы «Карамазовых» иначе, по-своему, что совершенно естественно, мы в этих условиях старались только, чтобы та часть фильма, которую нам оставалось доснять, была и по духу, и по стилю такой, какой ее видел Пырьев. Поэтому, обсуждая каждый раз накануне съемочного дня план съемки, мы всегда исходили из того, как сделал бы это Пырьев.

Лавров К. И. А. Пырьев — художник и человек // Искусство кино. 1972. № 3.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera