Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Прозрачная стенка
Дневники Маргариты Барской 1937 — 1939 гг.

…человек должен волноваться, только тогда это хорошо и интересно, А если художник не волнуется, то получается такие картины, как «Человек с ружьём» и вообще все картины и пьесы этого 1938 года.

✱ ✱ ✱

Я создала тогда маленькую детскую секцию в суматошной организации кинематографистов, где никто не относится серьёзно ни к чему, кроме собственных ораторских выступлений, а над мной даже издевались, так была ничтожна с их точки зрения эта «секция».

✱ ✱ ✱

Когда очень трудно работать, в один из выходных иду в музей.

Встреча с головой Челлини. Плачу: а мне мешают быстро взять материал и тратить силы только на его сопротивление. Опять не понимаю: Челлини мешал герцог, а мне мешают…? Но опять, кто же они? Р. ? Л. ? Да, они не герцоги, они коммунисты, у них партбилеты в кармане, они говорят ‹…› что они учавствовали в гражданской войне. Как же всё это понять, как же примирить?

Вот «3», он тоже коммунист, и он понимает, он говорит, что я права, что надо «драться». Но я и дерусь. Но ведь драться надо с врагом, а это коммунисты. ‹…› Но я беспартийная, и получается так, что я как будто лучше их понимаю? Откуда же мне понимать?

Ведь я не была в гражданской войне, я не прошла партийную школу. Может быть прав Л., когда он мне кричал, что я девчонка и хочу противопоставить себя партийному руководству?

Как же быть? Я чувствую, что я права. Я хочу поступать как настоящий партиец, а выходит, что я как-то иду против партии тем, что я против Л. и Р.

Как же быть? Ведь, если я права, а не они, то отчего их поставили на эти места, и почему они продолжают сидеть на них? Ведь их бы тогда сняли, если б они были не правы ‹…›

Значит это я должна вступить с ними в борьбу? Значит это я должна не только понять, но доказать, но и сказать партии, что эти руководители не годятся. А потом, если придут другие, которые тоже не будут годиться, то я опять сказать, и опять, и опять???

А В. и с ним другие тогда ополчаться против меня. На их стороне имя, сила, авторитет. Они нужны. Как же мне вступать со всем этим в борьбу?

И тут я поняла, что это неизбежно. Что мне, несмотря на свою слабость, одиночество, неграмотность, непартийность, всё же надо вступить и принять эту борьбу. И уходить от неё мне нельзя, даже если б я погибла, даже если они меня задавят, оклевещут, умертвят, даже если я паду как лошадь, у которой не хватит сил на подъём. Всё равно: должна. Вот это и есть управлять государством. Конечно, я не одна, если даже никто меня не поддержит. А если даже, … я своей жизнью не смогу… ‹…›?

Но я буду пока смогу ‹…›. Потому что нельзя им дать одержать надо мной верх. Победить кривде правду.

✱ ✱ ✱

Хотела бы я пережить несколько недель захвата работой, когда совершенно забываешь о том, что тебя ждёт, как только эту работу понесешь в инстанции или потом начнешь ставить. Проклятое состояние — знать, что чиновников настолько много, что никогда работать не дадут по-человечески. И учится на работе не дадут. Проклятые чиновники, слепые кроты, трусливые как шакалы и рабские как собаки.

Кажется, если б мне предложили на выбор: работать под ответственностью У., Ш., и иже с ними и иметь полное благополучие или же работать под свою ответственность, вплоть до расстрела, только чтоб эти тупые вонючие честолюбцы не смели вмешиваться — я выберу последнее.

Впрочем, мне настойчиво, в разных формах предлагается только первое, а если я этого не хочу, то они мне всеми средствами дают понять, что мне хуже будет…

Эти сволочи не умеют себе представить, что ответственность перед самим собой строже, чем всякая, действительно существующая у работающего человека и надо уметь доверять ей.

✱ ✱ ✱

Я не жалуюсь — я ненавижу всё это. Меня со слезами вместе душит ярость. Непереносно же всё это потому, что хотя бы можно было перелить эту ярость в работу, она бы трансформировалась, в обличение всего этого проклятого, что осталось в людях от старого. И ярость, даже такая полезная эмоция — зря пропадает…

Можно конечно работать, но заранее мириться с полуработой. Работать, «сохраняя энергию», как большинство у нас. При тех условиях, от которых мы зависим, так ухитряться может только приспособленец, или вроде наших, наспех сфабрикованных псевдогениев. Всё равно у меня не выйдет, если бы даже захотела и стала очень стараться.

Потому что при всём том, чтоб пробиться и удержаться надо если не творческий талант, то уж обязательно политиканский. Это большое искусство мне к сожалению, недоступно. Завидую. Те хоть, добиваясь положения и пр., насыщают своё честолюбие.

Невозможно, когда жизнь годами и десятками лет состоит из неприкрытых требований, из невозможности расточаться творчески, а только физически, стиснув зубы и делая благополучное лицо.

✱ ✱ ✱

Разговор писательницы, которая пишет о паразитирующих за счёт полноценных людей. Каждый работающий человек тащит на своих ногах таких паразитов.

У нас даются блага не этим паразитам, а они-то как раз получают их, обкрадывая тех, кто их создаёт и для кого они даны.

✱ ✱ ✱

Неужели я ещё хочу снимать картины? Неужели я смогу? Сомневаюсь. Природные способности конечно не пропадают. Это как верховая езда — разучиться нельзя. Но чтоб «мочь ещё хотеть» надо упражняться. Даже в любви недостаточно одного таланта любить, нужно упражняться. Хорошо делать я уже вероятно не смогу, а делать посредственно — не интересно

У меня пропала страсть, вот это по-настоящему ужасно.

✱ ✱ ✱

КАК это получается? Конституция, права советского гражданина, моя биография /творческая/, решения ЦК — всё сделано в защиту моих интересов. Когда я читаю то вижу что любой из пунктов доказывает мою правоту и право на работу, а стало быть на жизнь. А в жизни как-то получается так, что два года я парий, отщепенец, гражданский мертвец без предъявления мне каких бы то ни было обвинений.

✱ ✱ ✱

Просто не хотят мной заняться и так откровенно говорят.

Во всякой инстанции у меня какой-нибудь новый сорт мучения. На этот раз пришлось написать о «знакомстве». Вызвали туда меня и Кригера /председателя ЦК Союза кинематографистов/. Внушали ему при мне, что я должна подучить работу, потом я ждала в секретарской, а ему продолжали что-то внушать без меня.

Мне оскорбительно ходить и доказывать, что я полезный советской власти человек. Мне не к кому и не к чему приспосабливаться, советская власть — это я сама, сегодняшний день сделан так же моими руками, как и руками тех, кто дрался на гражданской войне, и кто и не боясь трудностей стоит за станками на заводах, я — одна крупица из этих миллионов. Я не хочу дольше вести такую бессмысленную унизительную жизнь отщепенца.

✱ ✱ ✱

В нормальное время я чаще стремилась изолироваться от людей, а теперь я чувствую себя как в стеклянной банке. Кругом всё видно, совсем рядом со мной, но это — прозрачная стенка!!

1937 — 1939 гг.

НИПЦ «Мемориал». Архив. Фонд № 2. Оп. № 2. Дело № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera