Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Тяга к потрясению
Пырьев о своем кредо и фильме «Менильмонтан»

Склонный к фетишизации «эмоциональности», «к потрясению зрителя» и тому подобному, тов. Пырьев усугубил импрессионистские и экспрессионистские элементы сценария, чем, по общему признанию, значительно ослабил политическую установку сценария.

Сами же авторы, творческий метод которых оказался близким методу режиссера, с удовольствием констатировали полное соответствие режиссерской разработки их замыслу. Из стенограммы заседания бригады АРРКа 18.03.32 года.

Пырьев: «Меня лично как режиссера никогда не привлекала ни хронология, ни бытовизм, ни жизнь как она есть, ни натурализм, ни последовательность. Я всегда искал таких вещей, таких приемов, которые бы наиболее выпукло, наиболее действительно, наиболее эмоционально подавали бы содержание фильмы и мысли, которые бы страшно воздействовали, и отсюда тяга в „Посторонней женщине“ и в „Гос. чиновнике“ к яркости красок, к гротеску, к обобщению, к остроте, к сильной динамике». ‹…›

Как он представляет себе наиболее удачное выполнение творческого замысла, тов. Пырьев приводит в пример один кусок из заграничной картины (постановка Кирсанова):

«…Кусок такой: сидит женщина голодная, с ребенком, выпущена из родильного дома, на бульваре. Рядом с ней сидит мужчина и ест очень медленно кусок хлеба с колбасой… Эта сцена, как она есть, вот эта сцена на бульварчике, происходит на ста метрах, и эти сто метров, несмотря на то что эта сцена вырвана из общего содержания картины, эта сцена чрезвычайно сильно, потрясающе воздействовала на аудиторию. Я не хочу сказать, что у меня в картине будут такие же сцены. Ничего подобного. Я только хочу сказать, что это наиболее близкий образец и пример того, к чему я хотел бы идти».

 

Волощенко В. Уроки «Товара площадей» // Пролетарское кино. 1932. № 7.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera