Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
«Госзаказ» для безумцев
Или долгоиграющая пластинка советской пропаганды

Апологеты управления культурой «сверху», уговаривая встревоженных творцов, часто козыряют самым знаменитым примером блистательного воплощения «Госзаказа» — лентой «Броненосец „Потемкин“», снятой Сергеем Эйзенштейном к Юбилею революции 1905-го года: успокойтесь, мол, не так уж и страшен Госзаказ — был же он в советские времена, а какие фильмы снимались!

«Потемкин», конечно — шедевр и «визитная карточка» советского кино. Но — подпустили бы на пушечный выстрел его создателей к исполнению некоей нынешней шибко патриотичной или назидательной затеи? Кем они были — в тот счастливый для всего кинематографа день 17 марта 1925-го года, когда Комиссия Президиума ЦИК Союза ССР принимала решение о создании «большой фильмы» о Первой русской революции? Эйзенштейну было. 27 лет, но он уже не раз сотрясал художественный мир — и кубистическим оформлением пьесы «Мексиканец», и бесшабашным поруганием академической культуры в спектакле «Мудрец», и тем, что агитационный гиньоль «Противогазы» поставил там, где и разворачивалось его действие, — на газовом заводе. Бедные актеры тщетно пытались перекричать натуральные шумы, а зрителям, рискнувшим насладиться новациями юного гения, впору было запастись здесь теми же. противогазами, без которых героически и в страшных муках погибали на социалистическом производстве сознательные герои самой этой пьесы. Из всех канонов и рамок выламывался и его фильм «Стачка» (1924) — эксцентричный, безоглядный, пророческий.

Выбрали и автора музыки к будущей «фильме». Им оказался «скиф», «варвар» и вообще — «музыкальный футурист», как с ужасом отзывались почтеннейшие меломаны о Сергее Прокофьеве. К тому же — он уже прочно обосновался в... Париже. Представьте: мирно тянется времечко «застоя» — и вот текст кантаты во славу Великого Октября советское правительство заказывает. эмигранту Бродскому. Чистый сюрреализм! А в 20-е годы, снаряжая товарища Мейерхольда в зарубежную командировку, его обязывают обсудить с мэтром, загостившимся на буржуазном Западе, предложение написать музыку к революционному фильму. По чистой случайности их встреча не состоялась — что надолго отложило сотворчество Эйзенштейна и Прокофьева.

В итоге — автором музыки к «Потемкину» стал Эдмунд Майзель, берлинский композитор с репутацией смутьяна и той же «футуристической» закваской. Он был конструктором диковинной машины, производящей. шумы, и творцом акустических коллажей, где ритмически чередовались голоса реального мира и музыкальных инструментов, в основном — ударных.

Надписи к фильму, схожие с упругими строками белых стихов, написал Сергей Третьяков, яркий теоретик и деятель «левого» искусства. Когда он попал под нож «Большого Террора», эти его гениальные титры искажались или выбрасывались. ‹…›

Здесь же команда подобралась как раз для создания шедевра — не из «юрких». Возглашал же Замятин, что живое искусство творят «безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики». С этой идеей оказалось вполне солидарно и совещание по будущему «Потемкину». А вел его либеральный Нарком Анатолий Васильевич Луначарский, а заседали на нем Казимир Малевич и Всеволод Мейерхольд... Само собой разумелось, что фильм, революционный по содержанию, просто обязан быть революционным и по форме. Потому и создавать его надлежало тем, кто не оцепенел перед заскорузлыми нормативами — мечтателям, безумцам и еретикам. Так возник принципиально новый тип эпической ленты, подорвавший экранную монополию рутинной исторической мелодрамы, гладкого «story» на голливудский манер.

«Заказной» фильм, который рывком вдвинул страну в ряд ведущих кинодержав, превзошел все ожидания руководства. К тому же — по миру разнеслась сенсационная весть о том, как иноземные матросы, посмотрев его, настолько вдохновились подвигом русских братьев, что повторили его на своем корабле. Этот факт не только прикипел к мифу «Потемкина», но и стал долгоиграющей пластинкой советской пропаганды.

Ковалов О. Юбилейное // Сеанс. 2013. № 55–56.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera