Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Родом из «Дня ангела»
О Сергее Сельянове как режиссере

Его фильмы — своего рода физиологические теоремы: в них почти научное мышление сопряжено с предельно, а иногда запредельно чувственным отношением к жизни. Персонажи его, даром что люди все больше простые, без конца сталкиваются с «последними вопросами», самыми основаниями бытия; любой как бы непритязательный разговор чреват воспаленными откровениями, даже если они, персонажи, всего лишь попивают водочку на кухне. Сергей Сельянов из тех режиссеров, кто предпочитает общее частному, и «фольклорный код», о котором обычно говорят в связи с его искусством, есть стремление уяснить единые для всех нас мотивы, взять в толк таинственное «русское измерение».
В «Дне ангела» критика признала маленький шедевр. Взгляду открылся странный поселок с кособоким домом, где живет мальчик-созерцатель, которому братья передают таинственные монетки на его «личный праздник»: причудливый странноприимный мир пронизан «силовыми линиями», внутренними излучениями — Мафусаил, отрок-юродивый, словно покачивается на этих волнах.
Автора завораживает ощущение таинственной связи между человеком и пространством, между человеком и предметом, между человеком и человеком — братьями, отцами и детьми (язык не поворачивается сказать «родственниками»). В «Духовом дне» он произвольным, волевым и в то же время несокрушимо убедительным жестом выводит своего героя Ивана Христофорова, наделенного взрывной и взрывоопасной внутренней силой, на уровень отношения «человек — человечество». Это лишь мыслительный эксперимент, работа воображения, все происходит в сознании Ивана, который постоянно взламывает стены, открывая для себя новые измерения, чтобы в финале предощутить грядущую эпоху Водолея — возможно, это будет эпоха планетарного мышления, что не отменит ситуации подполья, андеграунда, партизанской войны... «Время печали еще не пришло» венчает трилогию: над этой весьма необычной художественной конструкцией тоже горят звезды эпохи Водолея, уготовившей России особую роль, а обитателям сельяновского поселка — русскому, татарину, еврею, цыгану и немцу — посулившей в час назначенный новую жизнь, неведомую и чудную.

Час назначен мессией-авантюристом Мефодием, дело было много лет тому, в детстве главного героя — он теперь не Иван, но Иванов, тоже со сверхъестественными способностями. Только способности эти приспособлены не пойми к чему, от богомерзкой жизни приходится спасаться воспоминаниями о детстве, в котором он, подросток Иванов, был счастлив любовью к местной Ляле. Финал собирает героев у корней раскидистого дерева в чистом поле, однако обещанное геодезистом-обольстителем так и не свершается, чуда не происходит, даже отчаянный в своей бессмыслице жест — взять да и угнать самолет в Париж — и тот Иванову не удается. Время печали еще не пришло, час чуда — тоже.

Жить в вечном порыве к неосуществимому — русская, очень русская идея. Приходилось слышать, что своей лучшей картиной Сергей Сельянов считает «Русскую идею» — фильм, где «сводятся все концы», монтажный портрет метафизической народной души и кинематографа, который этой душе родственен, этой идее причастен. Эйзенштейн, Довженко, Роом, Барнет, Пудовкин — сельяновские склейки срастили их в единый текст о религиозных путях русского человека, о его вере в изобильное счастьем будущее.
Сергей Сельянов называет себя физиологическим оптимистом, и без этого свойства не было бы ни его продюсерства, ни компании «СТВ», одной из самых успешных в новом российском кинобизнесе. Собственно, продюсер Сельянов родом из «Дня ангела», произведенного им со товарищи на любительской студии из ничего, за копейки. Ясно, что деятельность «СТВ» — это совсем другой производственный сюжет, другие амбиции и другие деньги, но при всем том специфика Сергея Сельянова, художника-продюсера и продюсера-художника, многим обязана тому давнишнему любительскому опыту. Скажем, отвагой запуститься с фильмом, не то что не собрав еще всех денег на проект, а попросту с нуля; мобильностью и способностью быстро и чутко отреагировать на «подвижки» в хронически переменчивой ситуации; интуицией и здравомыслием: «Бери ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе», как говорится в спродюсированном им фильме «Брат» — одном из самых громких фильмов российского кино конца девяностых.

Алексеев И. Сельянов Сергей // Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. III. СПб.: Сеанс, 2001.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera