Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Как уживались в одной берлоге два медведя
Эльдар Рязанов о съемках «Бесприданницы»

Вообще трактовка Паратова, как сокрушительного обольстителя казалась мне однобокой и обедняющей образ, написанный Островским. Паратов — более сложная, неоднозначная натура. Это, несомненно, человек яркий, широкий, обаятельный, сильный, талантливый, разудалый, смелый, но лишенный цельности. Отсюда способный и на поступки безнравственные. Показать Паратова, который любит Ларису, но отказывается от нее из-за денег, наступает не только на ее любовь, но и на свое чувство, казалось нам — мне и исполнителю роли Никите Михалкову — более глубоким, более страшным, более социально точным, чем привычное прочтение этого персонажа как фата и совратителя. И вот требовалось событие, где можно было показать размах паратовской натуры, его нежность к Ларисе, чистоту его первоначальных помыслов. Так придумался эпизод прогулки на «Ласточке», где огромный пароход, отчаливший, чтобы покатать одну только пассажирку, обгоняет «Святую Ольгу». Конечно, в этом есть элемент паратовского «шика», рисовки, но есть и азарт, лихость, искренность, что делает Паратова привлекательным и симпатичным.

Сцена тоже возникла не на пустом месте — история с попыткой обгона другого парохода рассказывается в пьесе самим героем. Вообще выстраивать роль Паратова было необычайно интересно: первооснова давала широкие возможности для лепки образа, для догадок и фантазий. Если в первой серии мы видим человека, без сомнения, неплохого (мы только можем подозревать червоточинку, сидящую в нем), то во второй серии приезжает человек изменившийся. Паратов, оторвавшийся от Волги, от родных мест, куролесивший где-то почти год, возвращается опустошенным, раздерганным, циничным, в чем-то страшным. «Иные дела, иные расчеты». Вспомните его глаза в сцене ссоры с Карандышевым, когда он кулаком разбивает яблоко. Тут актер сумел приоткрыть такие глубины паратовской натуры, что становится жутковато не только Карандышеву, но и, как мне думается, зрителю. Придумалась довольно эффектная экспозиция роли — въезд на пристань верхом на лошади. Сила, удаль, неординарность Сергея Сергеевича видны в том, как он решил проблему лужи и коляски. Бесстрашие Паратова (не без некоторой доли бравады) читалось в безрассудном риске собой, когда он подставлял свою голову под пулю офицера. А сила любви к Ларисе была, по-моему, очень сильно сыграна актером в последней сцене в каюте, где Паратов отказывается от Ларисы ради нелюбимой невесты с золотыми приисками. Все деяния Паратова, придуманные мной и добавленные, должны были исходить из сути его натуры, соответствовать его характеру. Главное было — не навязывать персонажу ничего, что было бы чуждо его природе. Надо сказать, что мы очень дружно и единодушно работали над этой ролью с Никитой Михалковым.

Кадр из фильма «Жестокий романс». Реж. Никита Михалков. 1984

Читателя несомненно заинтересует вопрос, как Михалков (сам одаренный режиссер) вел себя на съемочной площадке? Не лез ли он командовать, навязывать свою волю? Короче, как уживались в одной берлоге два медведя? Михалков — человек творческий, он очень серьезно подходит к работе, он всегда нашпигован интересными предложениями. Иногда его мысли и идеи целиком ложились в мою трактовку и, следовательно, безоговорочно, с благодарностью принимались. Иногда же моего дорогого и талантливого друга заносило в сторону, хотя его рекомендации были всегда любопытными и нестандартными. Тут я, не отмахиваясь, относясь очень уважительно, отклонял то, что мне казалось неверным. Последнее слово всегда оставалось за режиссером, то есть за мной. Но, признаюсь, у нас не случилось ни одного конфликта, который омрачил бы наши отношения. И после картины, что бывает крайне редко, мы расстались, ценя друг друга значительно больше...

Рязанов Э. Послесловие к фильму // Нева. 1985. № 1.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera